02:36 

Tadaima, Hagane no (Slash, OOC, Romance, PG-15)

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
Название: Tadaima, Hagane no
Автор: алКошка
Бета: [J]Грин.[/J]
Гамма: Анна Райт
Статус: Закончен
Жанр: Slash, OOC, Romance
Рейтинг: PG-15
Персонажи/Пейринг: Рой/Эд, Ал, Риза, Хавок, Кнокс, Брэдли, Уинри
Размер: Ваншот
От автора: Название переводится как "Я вернулся, Стальной". Эта фраза встретится в фике, и в моём представлении она звучит именно на японском, но т.к. в тексте не люблю употреблять японские слова, то вставила его в название^^
В идеале диалог выглядит так:
"- Tadaima, Hagane no...
- Okaeri, Taisa."
От автора - 2: И снова после проверки текста бетой и гаммой я его правила, так что все тапки - автору^^
Предупреждения: ООС, огромное ООС Эдварда; проды в комментах
Дисклаймер: Хирому Аракава - владелец и демиург

читать дальше

@темы: =Яой=, =Рой Мустанг/Эдвард Элрик=, =Другие персонажи=, =Romance/Fluff=, =PG-13=

Комментарии
2010-10-14 в 02:37 

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
***

Три дня Полковник работал, лишь изредка выходя из своего кабинета. Ночевал в штабе, разговаривал с подчинёнными только о делах. Если же слышал, что те обсуждают состояние Элрика, то отпускал холодные замечания в адрес "бездельников".
Он не хотел идти в больницу, не хотел снова увидеть Стального таким, как при их первой встрече. Но желание самолично убедиться в том, что он жив, было сильнее.
Полковник лишь на секунду остановился перед палатой, прежде чем открыть дверь.
Обычная палата, обычный запах лекарств, только писк тонометра слишком редкий. Мустанг подошёл ближе к койке и болезненно поморщился, отведя глаза: живые люди так не выглядят, не могут быть такими бледными. Рой часто видел похожую картину в морге у доктора Кнокса: когда человек умирает и его накрывают простынёй, кажется, что тело покойного стало раза в два меньше. И то ли из-за отсутствия автопротезов, то ли от обезвоживания, Элрик казался таким маленьким, что Полковнику стало дурно.
- П-полковник? - раздался едва слышный детский голос из угла комнаты. Оглянувшись, Рой увидел Ала, которого, не церемонясь, просто выгрузили на пол рядом с подоконником. Что-то с мальчиком было не так...
- Что с тобой, Альфонс? - Мустанг подошёл и присел рядом, заглядывая в тёмные прорези на забрале. - Эй, ты в порядке?!
Розовый свет глаз Элрика то вспыхивал, то вновь потухал, а голос звучал, будто радиопередача с помехами.
- Полковник, я умираю вместе с Братиком... Моя душа не останется в этом мире, если он уйдёт...
- Чёрт возьми! - выругался Мустанг, обдумывая сложившуюся ситуацию. Теперь оба брата были при смерти, и вся надежда была лишь на то, что Эд придёт в себя. Рой уже подошёл к двери, но так и замер, когда она вдруг распахнулась: на пороге стояла Уинри Рокбелл. Взгляд её сначала упал на Эдварда, потом на Мустанга.
- Эд... - прошептала девушка, и из синих глаз градом покатились слёзы. - Это всё Вы, Вы виноваты!
Неожиданная пощёчина, от которой зазвенело в ушах, вернула Полковника в реальность.
- Проклятая армия! Сначала вы забрали у меня родителей, из-за вас они погибли! А теперь и Эд... Это Вы убили его! - плача, кричала Уинри.
Вторая пощёчина не достигла цели: Рой перехватил руку девушки, и сжал так сильно, что Уинри, всхлипнув, упала на колени.
- Он всё ещё жив. И я сделаю всё, что в моих силах, чтобы он очнулся, - так же уверенно, как недавно Альфонсу, сказал Полковник.
Дверь снова открылась, на этот раз вошла лейтенант Хоукай.
- Простите, Полковник, я не успела остановить её.
- Ничего, просто дайте ей успокоительного и проводите в гостиницу.
Рой помог девушке, которая даже не сопротивлялась, подняться, и передал её в руки Ризе. Когда дверь за ними закрылась, он усмехнулся, ведь была доля правды в её словах - он действительно забрал у неё Эдварда. Но и сам не врал, когда говорил, что пойдёт на всё, чтоб вернуть его...
- Ал, ты меня слышишь? Держись, иначе, когда Стальной придёт в себя, а тебя не будет рядом, он всю больницу разнесёт, - нервно пошутил Рой. - И ты не смей умирать. Недоразумение... - это было сказано на самом пороге, прежде чем Мустанг покинул палату.
Альфонс поразился тому, сколько несвойственной Полковнику теплоты было вложено в это "недоразумение", а ещё тому, что он впервые назвал его "Ал".

***

Дома у Полковника Мустанга был мини-бар, в котором хранились лекарства вроде анальгина и парацетамола, пара пузырьков с антисептиком, бинты, а так же две бутылки алкоголя. Жёлтое вино, которое когда-то Маэс привёз Рою из Аэруго - его Полковник откупорил в день похорон лучшего друга. Сейчас страшно было даже подумать о том, чтоб снова открыть его, ведь поминать никого не надо. Пока что...
- Чёрт, да что за херня такая?! - выругался он. Не эти мысли должны сейчас быть в его голове! Надо думать о том, как помочь мальчишке, а не о том, что произойдёт, если этого не сделать.
Потому Рой взял другую бутылку, из тёмного стекла - столичный коньяк, в котором раза в три больше градуса, чем в южном абрикосовом вине. Терпкий пряный вкус, остающийся после него на языке, всегда расслаблял и отвлекал от лишних мыслей, помогая сосредоточиться на самом важном. Но сейчас Рой, видимо, переборщил с выпитым, и ему так некстати вспомнились полные слёз синие глаза юной Рокбелл...
"Это всё Вы, Вы виноваты!"
- Ни черта подобного! - сам себе вслух сказал Мустанг, наливая ещё коньяка.
Да, он завербовал Эда в армию, но ведь тем самым практически поставил на ноги, дал реальную возможность на исправление их с Альфонсом фатальной ошибки. Всегда, в меру своих сил, защищал и даже опекал Стального, тайком пробирался в секретные архивы, чтобы найти хотя бы крохи полезной братьям информации... Да чего он только ни делал, чтобы помочь Элрикам, ведь в глубине души он считал их обоих своими подопечными, а не подчинёнными.
Так что он сделает всё возможное, чтоб спасти Эдварда. Ведь это именно он, Рой, виноват в том, что не уследил за братьями, не был рядом в нужный момент...
- Да не виноват я, не виноват! - отчаянно прошептал Полковник, сжимая зубы.
Почти пустая бутылка, смахнутая неосторожным движением руки со стола, разлетелась на сотни осколков.
Умом-то Рой понимал, что не мог ничего сделать в этой ситуации, но выкинуть угнетающие мысли из головы гораздо легче, чем из сердца...

***

Риза стояла у дверей читального зала, расположенного в первом корпусе Центральной Библиотеки. Лейтенант дежурила здесь уже неделю, боясь оставить Полковника одного. Рой переложил все свои обязанности на подчинённых сразу после того, как навестил Эдварда в больнице, а потом окопался среди книг, лишь изредка отрываясь от чтения, чтобы поспать или перекусить. Хоукай немного разбиралась в алхимии, и её пугали те сложные круги, которые рисовал Полковник в своём блокноте. Она ничего не будет напоминать ему об опасности человеческой трансмутации, просто всегда будет рядом, чтобы в случае чего остановить его.
Дверь тихо скрипнула, и на пороге появился задумчивый Полковник Мустанг. Он во что-то вчитывался в своём блокноте, не обращая внимания на Ризу, и только через пару минут поднял на неё глаза:
- Лейтенант, закажите мне билет до Юсвелла, - приказал Рой.
- Позвольте спросить, можно ли Вас сопровождать?
- Нет, я рассчитываю оставить Вас за главную на время моего отсутствия. Всё понятно? - женщина кивнула. - А теперь выполняйте приказ.
- Есть, сэр, - печально вздохнув, козырнула лейтенант. - Но Вы отправитесь туда не раньше завтрашнего вечера. Вам надо отдохнуть хотя бы перед поездкой, - мягко закончила Риза. Полковник устало улыбнулся и потёр заросшую недельной щетиной щёку:
- Конечно, спасибо.

***

Теперь идти по больничным коридорам было гораздо легче, ведь у Мустанга был план действий, и, если всё получится, Полковник сможет помочь мальчишке. В палате, казалось, ничего не изменилось, только на подоконнике появилась стеклянная банка с жёлтыми нарциссами.
- Альфонс, ты в сознании? - позвал Рой, но ответом ему было молчание. Вздохнув, он присел на стул рядом с койкой, вгляделся в белое лицо Эдварда - такое же белое, как и в прошлый раз, только тени под глазами стали ещё темнее. Короткие золотистые волосы чуть отросли после операции, и теперь смешно торчали пучками из-под бинтов.
Рой провёл ладонью в паре миллиметров от щеки парня, едва касаясь кончиками пальцев светлого пушка на скулах, потом над переносицей, верхней губой, и неаккуратно задел нижнюю. У Полковника чуть сердце не разорвалось от резкого писка аппаратов, он уже хотел бежать в коридор, чтоб позвать медсестру, но всё сразу же стихло, только тонометр всё так же отсчитывал редкие удары сердца.
- Не беспокойтесь, Полковник, просто не трогайте его. Нервные окончания резко реагируют на прикосновения, это мне доктор объяснил, - тихо проговорил Альфонс.
- Ясно... А ты как себя чувствуешь?
- Плохо. Меня всё чаще выкидывает к Вратам, - говоря это, Ал смотрел в пол.
- Я собираюсь поехать в Ксинг и привезти сюда специалиста по рентандзюцу. Оно похоже на алхимию, но специализируется на лечебных техниках. Мы так и не смогли найти доктора Марко...
- Тогда всё бесполезно! - перебил Ал, вскинув голову и звякнув доспехами. - Душа Братика сейчас у Врат, я чувствую это, когда попадаю в тот белый мир! И я точно знаю, что вернуть её можно только с помощью равноценного обмена!
- Чёрт возьми, я догадывался об этом. Постой, ты же не собираешься?..
- Какая разница, Полковник? Если умрёт Братик, я тоже исчезну, а так хотя бы он останется жив.
Рой вздохнул. Это был один из худших вариантов развития событий, но если Альфонс говорит, что душа Стального находится у Врат, то никакое рентандзюцу не поможет.
- Только, прошу, помогите мне нарисовать круг - сам я не смогу этого сделать.
- Хорошо. Ты, в отличие от меня, знаешь формулу, так что нарисуй её на листе, а я пока всё подготовлю. Действовать начнём немедленно.
"Пока Риза занята и не сможет мне помешать", - мысленно закончил Полковник.

***

- Рой, тебя за это под трибунал отдадут! И меня заодно! - Доктор Кнокс хоть и протестовал, но послушно собирал персонал, чтоб в случае опасности реанимировать Эдварда.
- Всю ответственность я беру на себя, а Вы лишь исполняете мои приказы, доктор. Я уже всё решил...
- Безумец!
- Это точно, - улыбнулся Мустанг. - Ладно, пора. Ал, посмотри, формула верная?
- До последней чёрточки, - отозвался совсем уже слабый голос.
- Что ж, приступим...

2010-10-14 в 02:37 

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
***

Эдварду уже просто осточертел этот белый мир, и эти Врата, на которых он от скуки изучил каждый знак, каждую царапинку и выпуклость. Но больше всего его выводило из себя это Существо, зовущее себя Истиной. Оно, казалось, могло говорить без остановки вечность, а Эд даже не мог ему ответить, перебить, заставить замолчать. Он ведь всего лишь бестелесная душа, застрявшая здесь на неопределённый срок.
Речи Существа сначала пугали. Оно так убедительно пророчило то, что брат придёт спасти его, отдав свою душу, что Эду становилось не по себе. Но проведя здесь вечность, он решил, что Ал будет умнее, и не станет соваться сюда.
Элрик, не вслушивавшийся в монотонный голос Существа, внезапно почувствовал странную перемену в атмосфере.
- О, смотри-ка, вот и за твоей душонкой пришли! - глумливо заметил ставший вдруг таким громким голос. - Что ж, до встречи, Эдвард Элрик. Я уверен, мы с тобой ещё встретимся.
"Глупый, глупый Ал! Что же ты натворил?!"
Сотни маленьких ручек затянули душу Эда в открытые Врата, навстречу серому оку...

***

- Ал, что же ты натворил?!
- Братик, ты в порядке? - раздался встревоженный голос.
- Ал? Ал, ты как?! Что с тобой? Что они забрали? - Эд хотел сесть, но из-за отсутствия автопротезов и слабости во всём теле не смог даже оторвать голову от подушки.
Дверь распахнулась, в палату вбежали врачи.
- Элрик, лежи спокойно! - рявкнул Кнокс. - Измерьте давление и перевяжите рану, быстро!
Только сейчас Эд почувствовал боль в левом плече: кровавая печать, такая же, как у Альфонса, была вырезана прямо на коже и осторожно прожжена по контуру рисунка.
- Что с Мустангом? - донёсся до него голос доктора.
- Он жив, но без сознания.
- Перенесите в соседнюю палату и обследуйте полностью.
- Доктор, что происходит? - спросил Эдвард, с ужасом оглядывая круг преобразования, в центре которого стояла его койка.
- Успокойся, уже всё хорошо. Во всяком случае, все живы. И с твоим братом всё в порядке.
- Но как, Ал?
- Это Полковник... Он вернул твою душу, Братик...

***

- Скажите, если увидите хоть что-то.
- Хорошо.
Темнота. Щелчок справа, шорох халата врача, теперь щёлкнуло слева. Абсолютная темнота.
- Ничего.
- Понятно, никакой реакции на свет, стопроцентная слепота. Других повреждений не обнаружено.
Скрипнула дверь, Рой обернулся на звук - ничего. Глаза открыты, но толку от этого никакого.
- Вы закончили с обследованием? - раздался голос Кинга Брэдли.
- Да, сэр.
- Тогда оставьте нас.
Дверь захлопнулась, тяжёлые шаги прозвучали рядом с койкой, едва слышно скрипнул стул.
Теперь только звуки, запахи и ощущения давали хоть какое-то представление о происходящем вокруг. Рой молчал, задаваясь вопросом, почему Фюрер лично пришёл разбираться с этим делом, и как вообще так быстро обо всём узнал.
- Как благородно с Вашей стороны, полковник, пойти на такое безрассудство ради Эдварда-куна.
Полковник глубоко вздохнул:
- Он ничего об этом не знает. Альфонс был не в состоянии меня остановить, а доктор Кнокс был вынужден подчиняться моим приказам. Я беру всю ответственность на себя и готов понести любое наказание, - чётко проговорил Мустанг. Он ничем не выдал своё изумление, когда услышал добродушный снисходительный смех:
- Поистине, Ваше благородство не имеет границ! Но, думаю, Вы, как и братья Элрики, уже наказали себя сами. Я пришёл выразить благодарность за спасение одного из лучших государственных алхимиков и предоставить Вам отпуск на период адаптации, - тут голос Фюрера стал серьёзным, с ноткой угрозы: - Вы ведь не собираетесь покинуть армию, полковник Мустанг?
- Никак нет, сэр...
- Вот и прекрасно! - снова по-доброму сказал Брэдли, и Рой словно наяву увидел, как тот улыбается и щурит единственный глаз. - Кстати, я уже навестил Стального, он в полном порядке, если не считать сильного обезвоживания.
Рой с облегчением выдохнул, едва заметно улыбнувшись.
- Я сообщу старшему лейтенанту Хоукай об этом происшествии. Поправляйтесь быстрее, - сказал напоследок Фюрер.
"Риза меня убьёт", - невесело подумал Мустанг, прикрывая незрячие глаза ладонью.

***

Спустя месяц

Кажется, Уинри впервые за всю свою жизнь чувствовала себя так неловко рядом с братьями. Всё время, пока она чинила автопротезы, Эдвард молча глядел в потолок. Даже когда подсоединяла нервы, он лишь сжал зубы; лицо побелело и покрылось потом, но Эд не издал ни звука.
И всё же она должна поговорить с ним.
- Эд, - тихо позвала девушка. - Пожалуйста, уходи из армии.
Младший Элрик лязгнул доспехами, от удивления вскинув голову, а старший лишь сжал стальной кулак, снова привыкая к механизму.
- Ты же знаешь, я не могу этого сделать, пока не достигну своей цели, - спокойно сказал он.
- Но тебя же чуть не убили! - воскликнула Уинри. - Я едва с ума не сошла от страха!
- Меня постоянно "чуть не убили", и ничего. Пока я жив, я буду идти вперёд. Хотя бы потому, что теперь в этом замешаны не только мы с Алом...
- Братик...
- Ты снова о своём Полковнике?! - девушка зло прищурила глаза. - Ну конечно, ему лишь бы себя героем выставить! Нашёлся, спаситель! Он сам виноват в том, что с тобой случилось, и правильно, что именно он за это поплатился!
- Уинри...
- Да он...
- Уинри! - рявкнул Эдвард так громко, что та испуганно замолчала. - Уходи, - снова спокойно сказал он.
- Эд, да как ты можешь?..
- Уходи, пока я тебя не ударил.
Теперь испугался даже Альфонс. Девушка шокировано смотрела на Эда, а по щекам катились крупные слёзы. Всхлипнув, она схватила свой чемодан с инструментами и выбежала из палаты.
- Братик, ты перегнул палку...
И тут Эдвард сорвался:
- Да какого чёрта?! Какое она имеет право судить о Полковнике, если даже не знает его? Она ведь даже понятия не имеет о том, что надо чувствовать, чтоб осознанно пойти на нечто подобное!
И тут внезапная догадка вогнала Стального в ступор. Он вспомнил, как отдал свою руку в обмен на душу брата...
"- Забери мою руку, ногу, да хоть моё сердце! Только верни его! Он - единственный, кто у меня есть!"
"Что надо чувствовать?.. Полковник, неужели?.."

***

Спустя семь месяцев, новое нападение драхмийских войск на Аместрис

- Братик, ты с ума сошёл?! Зачем ты сам попросился на передовую? Нам же... Нам же придётся убивать людей! - голос Альфонса дрожал, но Эд был непоколебим в своём решении.
- Не нам, Ал, а мне. Ты никуда не поедешь, - сказал, как отрезал.
- Что?! Да что ты вообще такое говоришь?! Это же живые люди! Разве ты забыл наше обещание?.. Я никуда не отпущу тебя!
- Я дал себе новое обещание: во что бы то ни стало вернуть тебе тело, а Полковнику - зрение. Если бы не то нападение на Бриггс, и если бы Полковник не вмешался в наши дела, я бы ни за что не пошёл на это, но теперь... Я договорился в майором Майлзом, что смогу использовать допрошенных пленных для создания Философского Камня.
- Братик... - прошептал Альфонс, в ужасе отшатнувшись назад.
- Я уже всё решил, Ал. Прости.
Хлопнув в ладоши, Эдвард трансмутировал стену за спиной брата. Каменные кольца обхватили перчатки доспеха, лишая возможности использовать алхимию.
- Братик, стой! Не смей, слышишь! - кричал Ал, пытаясь вырваться. Эд лишь опустил голову и тихо повторил:
- Прости...

2010-10-14 в 02:38 

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
***

Свист пролетающего рядом с ухом предмета – и Полковник еле успел уклониться; ставит блок, отбивая удар ноги справа.
"Значит, рука противника сейчас находится примерно здесь", - рассуждал Рой, перехватывая руку Хавока и перекидывая его через себя. Снова чувство приближающейся опасности, и вновь уклонение от летящего теннисного мяча.
- Неплохо, Полковник, уже гораздо лучше, чем на прошлой неделе, - говорит Риза, кидая ещё один мяч, который Рой не пропускает, а отбивает в сторону ладонью.
- Действительно, я теперь дерусь в полную силу, но всё равно не могу Вас уложить! - одобрил Джин, снова принимая боевую стойку. - Ай, старший лейтенант, в меня-то не кидайте!
Мустанг только усмехнулся, сам нападая на Хавока. Удар, разворот, блок, контратака - и лейтенант снова лежит на лопатках.
- Кстати, Драхма снова напала на Бриггс. Подполковника Элрика и майора Армстронга направили на подмогу армии северного района, - сказала вдруг Хоукай.
- Что?! - вскрикнул Полковник, и тут же получил мячом в глаз.
- Ничто не должно отвлекать Вас от...
Но Рой, не обращая ни на что внимания, подошёл к Ризе и схватил её за плечи:
- Почему я об этом ничего не знаю?!
Женщина сглотнула, глядя в мутные слепые глаза, которые Мустанг не пожелал скрывать, пугая подчинённых тем, что всегда безошибочно смотрел в глаза говорившему с ним человеку.
- Я догадывалась о Вашей реакции, потому решила временно держать Вас в неведении. Вы ведь ещё не были готовы...
- Когда?!
- Неделю назад.
Полковник прикрыл глаза, выдохнул, и разжал пальцы, осторожно погладив Ризу по плечам:
- Хорошо, спасибо за заботу, лейтенант. Я отправляюсь на передовую. Вы со мной? - спросил он громко.
- Так точно, сэр! - ответили лейтенанты в один голос.
- Отлично, - улыбнулся Рой. Накинув плащ на плечи, он уверенным шагом пошёл к выходу с тренировочного полигона. Надо поговорить с Фюрером о возвращении из этого захолустья в столицу, и о восстановлении в ряды военных.

***

- Пятнадцать градусов влево, расстояние сто семь метров, - крикнула Риза, перезаряжая винтовку.
Хлопок, щелчок, взрыв - ещё несколько десятков душ драхмийцев отправились к праотцам. Оказывается, гораздо легче убивать людей, если не видишь их лиц. Только жар собственного пламени, крики на непонятном языке, звуки выстрелов и запах горелой человеческой плоти. Только успевать: хлопок, щелчок, взрыв. Легко.
Чуть восточнее, Стальной с Армстронгом словно отбойный молоток теснят войска Драхмы к северной границе. Война меняет людей, она учит их убивать, чтобы выжить самому. Хлопок, щелчок, взрыв.
"Насколько сильно война изменила тебя, Стальной?"
Хлопок, щелчок, взрыв...

***

Девять месяцев спустя, война окончена

- Поздравляем с победой, полковник Мустанг! Драхма официально признала своё поражение!
- Я в курсе. Что с Элриком?
- Вам поступил приказ от фюрера...
- Да плевать мне! Что, мать вашу, со Стальным алхимиком?!
Вокруг повисла глухая тишина, в которой отчётливо раздалась трель телефона.
- Полковник Мустанг, на связи! - рявкнул в трубку Рой.
- Мы победили... - этот голос он узнал бы из тысячи. Изменившийся за полтора года, искажённый неналаженной связью, но всё так же волнующий до дрожи в пальцах.
- Да, Стальной. Встретимся в Централе, - голос ведь не сорвался, правда?..
Слава Богу, с ним всё в порядке.
- Мы с Алом будем ждать Вас, Полковник.
Положив трубку, Рой не сразу осознал, что глупо улыбается при толпе подчинённых, потому поспешил заняться делами.
- Что там с приказом Фюрера?
Риза вскрыла плотный конверт и зачитала:
- "Я, Фюрер Кинг Брэдли, в связи с гибелью генерал-лейтенанта Оливии Милы Армстронг настоящим указом назначаю Вас, полковника Роя Мустанга, ответственным за восстановление северного гарнизона Бриггс и повышаю до звания генерал-майора", - процитировала старший лейтенант.
Мустанг опустил голову: точно, Ледяная Скала Бриггса повержена... И работы здесь невпроворот... Но хоть что-то хорошее: он поднялся ещё на ступень выше.
"Прости, Стальной, тебе придётся подождать чуть дольше".

2010-10-14 в 02:38 

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
***

Прошёл год

Зима в Централе, по сравнению с Бриггсом, показалась Рою просто несерьёзной: здесь даже снега не было. Воздух с непривычки казался слишком грязным и тяжёлым, а улицы совершенно незнакомыми, потому Риза сопровождала начальника.
- Спасибо, лейтенант, дальше я сам, - сказал Мустанг, стоя у двери собственного дома.
Деревянная ручка так знакомо ощущалась под ладонью, каждая царапинка чувствовалась очень чётко. Сколько воспоминаний - он не был дома два с половиной года...
- Полковник, - прозвучало словно выстрел в спину. Снова этот голос, такой глубокий, с едва заметной хрипотцой. Голос взрослого человека, в котором больше нет недовольных и крикливых ноток. Только руки от него дрожат так же, как тогда, после войны, в Бриггсе...
- Я вернулся, Стальной... - Рой медленно обернулся, услышав, как Эдвард, наконец, подошёл. Шаги такие лёгкие, почти не разобрать, как подошва шуршит по асфальту.
- С возвращением, Полковник, - сказал Эд, и вздрогнул, когда серые, будто затуманенные, невидящие глаза посмотрели прямо в его, золотые.
- Прости, - спохватился Мустанг, отворачиваясь и прикрывая лицо рукой. - Мне говорили, зрелище жуткое...
И почувствовал, как его ладонь отодвинули в сторону. Мягкие и такие горячие пальцы коснулись щеки... Понимание пришло не сразу, будто с запозданием - это же правая рука!
Рой, всё ещё не веря, прижал тёплую живую ладонь к своей чисто выбритой щеке - да, правая... Неужели?.. К чёрту, потом все вопросы. Сейчас можно сплести свои и его пальцы в замок, поцеловать в середину ладони, провести губами до запястья... На-сто-я-ща-я!
- Стальной...
- Уже, как видите, не стальной, - улыбнулся Эд.
- Ну... Да, - всё ещё прижимаясь губами к пульсирующим под кожей венам, согласился Рой, и глубоко вдохнул носом. - Озоном пахнет, скоро дождь начнётся. Пойдём в дом?
- Конечно, - согласился Элрик, аккуратно выворачивая руку из мягкого, но крепкого захвата.
- А ты подрос, уже почти с меня ростом, - улыбнулся Мустанг. - Я думал, ты до конца жизни мелким останешься.
- Не смейте называть меня мелким! Я вообще скоро выше Вас буду! - не так громко, как раньше, но всё же прокричал Эд.
Эта тирада была так знакома Полковнику, что аж сердце защемило...
- Постойте, а как Вы про мой рост узнали?
- Звук твоего голоса идёт ровно с противоположной стороны, - объяснил Рой. - Сколько тебе сейчас лет? - спросил он, открыв дверь и наощупь ища выключатель. Эдвард, сняв сапоги и плащ, взял мужчину под локоть.
- Скоро девятнадцать будет, в феврале.
- Стальной, не надо обращаться со мной, как с инвалидом, - попросил Рой, выдёргивая руку из его хватки. - Я с тобой никогда так не обращался.
- У меня были автопротезы, - парировал Эд.
- А у меня обострены все остальные чувства, и я прекрасно ориентируюсь в пространстве! - возразил Мустанг, запинаясь о порожек гостиной. - Просто подзабыл обстановку собственного дома...
Эдвард рассмеялся и залез с ногами на диван перед камином, глядя через спинку, как Полковник, будто всё видя, достаёт из мини-бара прозрачную бутылку с густой жёлтой жидкостью.
- Стальной, пододвинь кофейный столик к дивану, и достань два бокала из серванта, - попросил он, как-то особенно трепетно и нежно проводя кончиками пальцев по стеклу...

***

Первые капли дождя ударили в окно, когда камин уже достаточно прогрел комнату, а абрикосовое вино было разлито по бокалам.
- Как там Альфонс? - спросил Рой, беря бокал за тонкую ножку.
- Уже почти восстановился, сейчас он с Уинри в больнице. Кстати, Вам привет от него, - так же взяв вино, ответил Эд. - Ал собирается пройти государственную аттестацию, - будто нехотя, добавил он.
- Погоди, я думал, ты уйдёшь из армии, как только достигнешь своей цели, разве нет?
- Знаете, я много думал об этом, и решил, что не смогу спать спокойно, пока страна находится в руках такого милитариста, как Брэдли. Так что придётся Вам меня терпеть до тех пор, пока не станете фюрером! - весело закончил Эдвард.
Рой грустно улыбнулся:
- Боюсь, не скоро это будет. Кто ж захочет видеть во главе государства слепого...
- Полковник, - перебил Эд. - Давайте выпьем за прошедшее Рождество?
- И за встречу.
Мустанг почувствовал, что Элрик придвинулся ближе, потом одно колено опустилось между его бедром и подлокотником дивана - Эдвард почти что сел к нему на колени...
- Стальной...
- Тс-с-с.
Раздался звон хрусталя, и Рой сделал маленький глоток лёгкого сладкого вина, после чего у него отняли бокал.
- Я же Вас не только встретить пришёл, у меня для Вас подарок. Закройте глаза, - совсем рядом с его лицом прошептал Эд. Полковник повиновался.
Тёплая ладонь накрыла веки, послышался треск от реакции преобразования, глаза будто обожгло слабыми зарядами электричества - чертовски больно. Рой закусил губу.
- Ну, вот и всё, - так же тихо сказал Стальной. - Можете открывать.
Полковник разомкнул горящие огнём веки, и будто через мутное стекло увидел, как маленький красный камень в руках Эда распадается кристальной микроскопической крошкой. Пару раз моргнув, Мустанг снова открыл глаза и тут же зажмурился - на огонь камина было невозможно смотреть вообще.
- Стальной, это... Это же... - ошалело бормотал Рой, уткнувшись макушкой Эду в грудь, пытаясь моргнуть. Ресницы намокли от неконтролируемых слёз.
Эдвард окончательно опустился на колени мужчины и расстегнул верхние пуговицы рубашки, беря ладонь Полковника и кладя её на голое левое плечо.
- Когда-то Вы спасли мне жизнь. Я всего лишь вернул долг, - улыбнулся он.
Рой, не открывая глаз, провёл пальцами по твёрдому шраму, под которым навсегда запеклась его собственная кровь.
- Стальной, Господи... - Полковник, чуть привыкнув к тому, что вечная темнота больше не застилает глаза, медленно поднял взгляд.
...В тот момент, когда его затягивало во Врата, он желал лишь увидеть, как Эдвард, очнувшись, откроет свои огромные золотые глаза...
И вот теперь он действительно снова может видеть. Пусть нечётко, но видеть его повзрослевшее лицо, улыбку на его красивых губах, и отблеск от камина, отблеск от огня, который разжёг Рой, в его глазах...
Полковник осторожно, будто спрашивая разрешения, потянул Элрика на себя. Одна рука скользнула вверх по полурасстёгнутой рубашке, по голой груди и шее, дотронулась мочки уха. Пальцы медленно погладили висок, затем бровь, провели по прямой переносице, будто Рой снова был слеп и узнавал внешность незнакомого человека. Но всё было до боли знакомым, лишь на щеках теперь не невинный пух, а тщательно выбритая редкая щетина. И губы не такие пухлые, как раньше, но от этого не меньше хочется их поцеловать.
Их лица сейчас так близко, что когда Эд поднырнул под ладонь Полковника, будто хотел, чтоб его погладили по голове, то задел подбородком кончик его носа. Рой, проведя рукой по отросшим волосам, снял резинку, и высокий хвост рассыпался гладкими прядями по спине.
- Ты... С ума меня сведёшь... - хрипло выдохнул он. Элрик хотел что-то сказать, но не успел - от дикого по своей страсти поцелуя все мысли перепутались в голове. Это было и страшно, и приятно, и абсолютно ново. Слишком много всего было вложено в это откровенное касание губами и языками.
Рой, крепко обхватив Эда обеими руками, осторожно уложил его на диван. Из-под распахнутой, наполовину стянутой рубашки были видны два шрама: один большой, от автопротеза, и второй поменьше, который Рой выжег собственным пламенем.
А сколько их ещё на теле Стального? Сейчас он не в состоянии разглядеть их все, но когда зрение восстановится полностью, он найдёт каждый, даже самый мелкий шрам. Изучит всё тело до последней родинки, ведь...
- Я больше не отпущу тебя, Стальной. Никогда.

2010-10-21 в 01:52 

очень мило, понравилось!

2010-10-21 в 08:12 

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
Тахена , большое спасибо, я оч рада=)))

2010-11-08 в 00:35 

Katalina Leone
Я же кошка, ты знаешь, конечно. Не взлететь мне, как небо не звало б. Мне опорой земля будет вечно Или доски кренящихся палуб...(с)
Замечательно)) Какие отношения...ммм)))

2010-11-08 в 00:39 

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
Katalina Leone , Ох, спасибо огромное за то, что обратили внимание на этот фик=))) Всё же его я считаю лучшим, но комментировать его почему-то не хотят...
Очень рада, что Вам понравилось^^

2010-11-16 в 19:28 

Kaliran
Не спешите отправляться в ад! Не волнуйтесь, без вас - не начнут! (с)
Очень понравился фик))))):white:
Безупречный, до последней точки)))

2010-11-16 в 22:28 

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
Kaliran , огромное спасибо!!! Я над ним корпела два месяца ежедневно... Потому маленький фик страниц на пять разросся до объёма миди хД
Няяя^^

2011-01-21 в 11:28 

Всепобеждающий оптимизм в совокупности с пофигизмом – это действительно страшная сила (с)
Чудеееесно... Это действительно лучший фик! Чертовски трогательный!
И мну нравится ваш стиль ^^

2011-01-21 в 12:34 

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
Sinkler, огромное спасибо *__*
Я оч рада=)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

**FMA- FanFiction**

главная