Twenty One Grams
Remember, workers, there is no "help me, I'm bleeding internally and need to see a doctor" in "team"!
Название: Черно-белый
Автор: twenty one gramms
Бета: алКошка
Фандом: Fullmetal Alchemist
Статус: закончен
Жанр: angst, pre-slash
Рейтинг: PG
Пейринг: Хайдерих/Эдвард
Размер: драббл
От автора: написано на FMA One String Fest по заявке алКошка ("- Почему ты так не любишь фотографироваться? - Не хочу, чтоб у этого мира осталась хоть какая-то память обо мне.")
Дисклеймер: зайчики не мои, и не претендую
Размещение: с разрешения – флаг вам в руки)

Пальцы нежно дотрагиваются до поверхности жесткой фотобумаги, и на тонкие губы ложится едва заметная улыбка. Не настоящая даже, а так, с трудом уловимая тень.
-Почему ты так не любишь фотографироваться?
Он никак не может оторваться от черно-белого снимка, разглядывает его, изучает, будто пробуя взглядом на вкус. Трогает, поглаживает. И пусть тот, чье недовольное лицо запечатлено на этой фотографии и сидит в нескольких метрах, повернуть голову в его сторону кажется просто невозможным. Какое-то оцепенение, странное, непривычное, но заполняющее все существо.
-Не хочу, чтобы у этого мира осталась хоть какая-то память обо мне.
Такой усталый голос. Эти нотки безнадежности и измученные интонации колют даже больнее, чем сами слова. Пробираются в самое сердце, будто разрывая изнутри.
Не хочет, чтобы его помнили.
Больно, безусловно, больно, настолько больно, что к горлу подкатывает предательский комок, а в груди появляется столь знакомое ощущение тяжести и колкости, предшествующее каждому приступу осточертевшего кашля. Но хуже то, что он не в силах даже упиваться собственными переживаниями, ведь куда важнее то, что будет с ним – с Эдвардом. В сто раз важнее.
Он открывает ящик стола и осторожно, бережно, убирает фотографию, подкладывая еще к нескольким, сделанным чуть ли не чудом. На одной они даже стоят рядом, и оба улыбаются. Это очень важно, что оба, потому что улыбка Эдварда – ценнее золота. Да что уж тут, ценнее всего на свете. Как бы было хорошо, если б он сейчас снова улыбался, а не подливал в стакан виски.
-Я все равно запомню тебя, ты же знаешь.
Пальцы руки в белой перчатке чуть сильнее, чем нужно, сжимаются на граненом стекле стакана. Такой неуловимый жест, но… но как можно его упустить?
-Знаю. Твои воспоминания – не фотографии, поэтому… я не против там быть, знаешь ли.
Воспоминания – не фотографии. Но у них есть свойство тускнеть со временем, терять свою значимость, ускользать от воспаленного сознания. Снимки тоже выцветают, но не так быстро. И помогают сохранять дорогие моменты в памяти намного, намного дольше.
И можно было бы сказать это вслух, вот только кашель мешает, и свежее пятно крови на белоснежном манжете рубашки говорит о том, что совсем недолго ему осталось стараться сохранить осколки тепла.

@темы: =Angst=, =PG=, =Редкие пейринги=, =Яой=