Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:53 

Точка кипения, Рой/Эд (яой, R, романс, сиквел к "Жар")

alisha_rui
Now I lay me down to sleep, I pray the Lord my soul to keep. If I should die before I wake, I pray the Lord my soul to take.
Название: Точка кипения
Автор: truths_in_lies
Переводчик: alisha_rui
Ссылка на оригинал: truths-in-lies.livejournal.com/42789.html
Бета: cutepoison47
Рейтинг: R
Описание: сиквел к «Жару». Жара не спадает, и сексуальное напряжение между Эдом и Роем достигает точки кипения. ПОВ Эда.
Жанр: романс
Пейринг: Рой/Эд
Предупреждения: Ругательства – спасибо Эду. Неприличные мысли – спасибо Рою.
Количество слов: 3 474
Статус: закончен

Горячий ветер легким вздохом задел щеку Эда, повернувшим голову, чтобы поймать как можно больше его теплого дыхания. Стальной был весь покрыт липким потом, а одежда прилипала к коже даже в тени огромного навеса над баром, поэтому и такой ветерок приносил временное облегчение от иссушающей жары. Запах Централа был похож на запах пустыни, загрязненной и исстрадавшейся без воды; дождь уже давно не разгонял застоявшийся смог, и на любой поверхности ощущался тонкий слой пыли.

Шла пятая неделя ужасающей жары. Эд провел рукой по неприкрытой шее, раздраженно убирая обратно в хвост выпавшие пряди, постоянно щекочущие его. Ему было абсолютно безразлично, что такая прическа была похожа на девчачью. Было слишком жарко, и даже досада от того, что его автомейл был у всех на виду, уже прошла. После определенного момента презентабельный вид переставал иметь большое значение – комфортное существование начинало перевешивать, а Эд уже давно прошел стадию беспокойства о том, как он выглядит.

- Фу, теплое пиво, - проворчал Хавок, сгорбившись на стуле, словно у него не было сил сидеть прямо. – Никогда бы не подумал, что буду скучать по зиме.

Он провел тыльной стороной ладони по лицу и полез за сигаретой, не менее ворчливо добавив:

- Так жарко, что даже пиво не спасает. Сколько это ещё продлится?

- Согласно прогнозу погоды, сегодня может пойти дождь, - ответила Хоукай, с изяществом доедая оставшийся арахис, пока Брэда не прикончил всю пачку. – Однако я уверена, что то же самое было и во вчерашнем прогнозе.

Она подняла тяжелый взгляд в безоблачное небо, словно одним лишь усилием воли она могла заставить дождь пролиться на землю.

- Не похоже, чтобы собиралась гроза, - сказал Фьюэри, поправляя очки и вглядываясь в едва видное за городскими зданиями небо. – Всё так же, как и вчера, и позавчера. Сухо и жарко.

Все пробормотали что-то в знак согласия, а Эд присмотрелся к команде Мустанга. Они выглядели просто ужасно в расхристанной одежде, и словно таяли от жары. Никто не надел форменные куртки, рукава рубашек у большинства были закатаны и открывали загорелую кожу. Хоукай с утра ещё больше покрылась веснушками, а Фальман старательно прятался в тени навеса, чтобы не заработать ещё более сильный ожог.
Как бы некомфортно не было на улице, быть запертыми в четырех стенах было ещё хуже. Снаружи они могли хотя бы иногда наслаждаться ветерком, пусть и теплым, а не задыхаться в душном помещении. Очевидно, все остальные в городе думали так же, потому что парк перед баром был переполнен. Люди группками сидели и полулежали под широкими тентами, тихо переговариваясь, слишком заторможенные жарой, чтобы делать что-то более требующее большей энергии, чем подносить стакан к губам.

Эд поднял голову, краем глаза заметив Мустанга и Хьюза, прокладывающих себе дорогу сквозь толпу. Они несли напитки для всей команды Роя, в некоторых всё ещё позвякивал подтаявший лед, а по другим стекала каплями вода. Однако Эда больше интересовал Рой, а не пиво у него в руках.
Что сказать, ублюдок был красив, Эд уже не мог не признавать этого, пусть раньше и сопротивлялся, как мог. В какой-то момент, когда гормоны взяли над ним верх, и один взгляд на Роя заставлял его задерживать дыхание, Эд понял, что чувства, которые вызывал в нём Мустанг, переменились: ярость ушла, оставив после себя всесокрушающее желание. Понимание было унизительным, и Стальной проклял свою «удачливость», стараясь всеми силами игнорировать то, как его тело реагировало на присутствие Мустанга. Он вполне справлялся с задачей, но на прошлой неделе всё изменилось.

Это был обычный отчет, просто чтобы дать полковнику знать, что последний идиот, попробовавший сунуться в запретную часть алхимии, был отправлен за решетку, но как только Эд вошёл в кабинет, он сразу почувствовал на себе взгляд Роя, но не тот, привычный, полный холодной вежливости.

Возможно, погода повлияла на то, что Мустанг стал показывать больше эмоций, но, пусть и ненадолго, Эд заметил отголоски желания в глубоких, синих глазах. Рой смотрел на него, как изголодавшийся путник смотрит на еду, и пораженное неверие Эда быстро сменилось любопытством.

Полковник, не отрываясь, следил за каждым движением Стального. Ни одно, даже самое жаркое, лето не могло сравниться с раскаленной атмосферой в кабинете в тот день, и Эд разрывался между нервным ожиданием и легким страхом. Никогда раньше он не видел настолько дикий взгляд Мустанга. Он никогда не видел, чтобы глаза Роя так сильно темнели от желания, а на щеках выступал румянец возбуждения. Ублюдок хорошо себя контролировал, но в тот момент Эд наблюдал настоящие эмоции Роя.

Понимание обрушилось на Эда: тот кого, он столько времени хотел, желал его в ответ, и Стальной подозревал, что если бы он остался в кабинете ещё на несколько минут, чей-то контроль дал бы сбой. Может быть, им и удалось бы удержаться от быстрого секса на столе, но вряд ли. Что Эд знал точно, так это то, что он не сказал бы «нет» на подобное предложение.

Но ничего не случилось. Мустанг придумал какую-то дурацкую отговорку, и Эду ничего не оставалось, как развернуться и уйти, чувствуя на себе обжигающий взгляд Роя. И, тем не менее, притяжение не уменьшилось. Оно, казалось, наоборот росло, создавая постоянно напряженную атмосферу, не давая Эду свободно дышать под своим весом.

Мустанг, должно быть, чувствовал себя так же, и Эд несколько раз ловил себя на мысли проследить за Роем до самого дома – припереть его к стенке и выяснить, наконец, что разгоралось между ними – но каждый раз он заставлял себя забыть об этой идее. Мустанг первым проявил скрытые чувства, но он так же был мастером придумывать отговорки. Эд знал, что он сам был готов проверить, могло ли между ними быть что-то большее, но, может быть, Рой не так уверен в том, что оно стоило риска.

- Вот твоё пиво, Стальной.

Внезапно вырванный из своих мыслей, Эд поднял голову и виновато посмотрел на Мустанга, уже довольно давно протягивающего ему одну из бутылок. Стальной пробормотал что-то, похожее на благодарность, и потянулся забрать пиво, слишком смущенный, чтобы обращать внимание на то, что делает.
Пальцы его левой руки случайно коснулись по руке Роя, кожа к коже, и Эду понадобился весь его контроль, чтобы не вдохнуть слишком резко от желания, пронзившего его насквозь. Он был напряжен до предела, и казалось, что мир остановился, хотя приглушенные разговоры продолжались вокруг них.

С трудом сглотнув, Эд поднял голову и с вызовом во взгляде посмотрел на Роя, ощущая сумасшедшее биение собственного сердца:

Ты не мог этого не почувствовать.

Глаза Мустанга стали практически черными, зрачки заполнили радужку, а взгляд был напряженным. Губы его приоткрылись, будто бы Рой был захвачен в плен собственными желаниями, и Эд мог видеть пульсирующую венку на его шее, бьющуюся слишком быстро для спокойного человека, будто бы он бежал марафон, а не стоял в городском парке.

Неожиданно, Рой отпустил бутылку и посмотрел в сторону; реальность волной нахлынула на них. Прошло не больше нескольких секунд, но Эду они показались вечностью. Стальной едва не дрожал от напряжения, внутренне замирая от того, насколько оно было сильным; он отхлебнул пива и откинулся на стул. Никто вроде бы не заметил, что произошло между ним и Роем, и Эд постарался не показывать недовольства, когда Мустанг сел напротив него, достаточно близко, чтобы до него можно было дотянуться, но, в то же время, оставаясь недоступным. Рой полностью закрылся, делая вид, что ничего не произошло, а Эд смотрел на стол невидящим взглядом.

Вокруг продолжали переговариваться подчиненные Мустанга, проводя время за ленивым обменом дружескими подначками. Было просто влиться в их компанию, кивая и поддакивая в нужном месте и позволяя себе не вслушиваться в смысл, но Эд непроизвольно напрягался каждый раз, когда Рой вносил свою лепту в разговор. Стальной был настроен игнорировать ублюдка, делать вид, что тот вообще не существует, но это было выше его сил. Казалось, каждые несколько секунд Эд непроизвольно оглядывался на Роя, вольготно развалившегося на шезлонге. Тот держал бутылку кончиками длинных, тонких пальцев, и Стальной с удивлением подумал, как Мустанг умудряется выглядеть настолько хорошо, когда все остальные были уставшими и замученными летней жарой.

Когда другие были бессильны и дальше переносить такую погоду, Мустанг, казалось, спокойно принимал сложившуюся ситуацию. Воротничок его рубашки был расстегнут, как и несколько верхних пуговиц, открывая взгляду загорелый торс. Солнце словно щадило Роя, не оставляя на нем ни веснушек, ни безобразных ожогов, придающих другим нездорово красный оттенок. Его кожа слегка блестела от пота, хоть сколько-то выдавая его неудобство. Эд прикусил губу, когда Рой наклонился, а его рубашка приникла ещё ближе к телу. Белая ткань обозначила скрывавшиеся под ней мышцы, и Эд попытался представить, каково было бы ощущать их под своими руками. Он практически мог ощутить солоноватый вкус кожи Роя на своих губах, поэтому Эд быстро сделал глоток пива, чтобы смыть воображаемое ощущение, одновременно пытаясь отвлечься от соблазнительных образов.

Как только он опустил бутылку, то сразу заметил взгляд Роя, брошенный украдкой, и улыбку на его губах, невозможно соблазнительную и сексуальную, словно Мустанг точно знал, о чем думал Эд. Стальной моментально покраснел и вопросительно поднял бровь, когда Рой снова вернулся к беседе, тоже немного покраснев. Это было самое явное и первое за неделю признание происходящего между ними, и сердце Эда забилось быстрее от злости на Роя и, одновременно, зарождающейся надежды.

Неужели ублюдок думал, что всё это было игрой, или он действительно пытался показать Эду, что чувства были взаимными? Мустанга всегда было сложно понять, и теперь Стальной не знал, из-за чего возникло настолько безвыходное положение: из-за неуверенности Роя или его привычки манипулировать людьми? Играл ли он с Эдом, эгоистично наслаждаясь его вниманием, или за действиями Мустанга скрывалось что-то более серьезное?
Эд невидяще посмотрел на этикетку пивной бутылки, нахмурившись своим мыслям и понимая, что он никогда не узнает причину, если не задаст этому идиоту вопрос напрямую. Если это было игрой, то любой призыв к ответу закончит её. Если нет, то это могло бы стать чем-то большим, тем, на что они оба тайно надеялись.

Однако сейчас было не время заводить разговор на эту тему. Что бы ни происходило между ним и Роем, это было личным, и когда у них был шанс обсудить что-то наедине? Кабинет Мустанга был неплохим вариантом, но как можно было говорить о чем-то значимом, когда подчиненные Роя были за соседней дверью?

Эд допил пиво и осознал, что у него был только один выход: проследить за Мустангом до его дома и выбить из него всю правду. Так больше не могло продолжаться; Рою, может быть, и нравилась неопределенность, но Эда она сводила с ума. Что-то внутри него перевернулось, когда он понял, что сегодняшний вечер был ничем не хуже остальных, для того, чтобы, наконец, всё прояснить. Ведь лучше было знать правду, пусть и не очень приятную, чем мучиться от неизвестности, так?

- Хочешь ещё пива? – вопрос был задан низким и соблазнительным голосом, разлившись теплом внутри Эда и пройдя дрожью по возбужденным нервам.

Слова «Я хочу тебя» практически сорвались с губ Стального, но он задушил желание поддаться порыву, и, понизив голос, с хрипотцой проговорил:

- Ты платишь?

Единственным ответом Роя была честная, открытая улыбка, та, что больше отражалась в его глазах, чем на губах – она сделала с Эдом что-то удивительное, заставив его сердце сжаться. Он ничего не сказал, когда Мустанг забрал из его рук бутылку и направился обратно в бар, оставив Стального в одиночестве слушать чужие разговоры.

Эд постарался сконцентрироваться на том, о чем спорили Хавок и Брэда, но его взгляд неизменно выискивал Роя в толпе, как потерявшийся щенок ищет своего хозяина. Куда хуже, когда Мустанг вернулся, Эд почувствовал непонятно откуда взявшуюся радость, почти счастье. Что с ним сделал этот ублюдок?

В этот раз Рой поставил бутылку на стол вместо того, чтобы сразу отдать её в руки Эду. Возможно, это была попытка избежать столь приятного, и одновременного опасного для них обоих контакта, но она провалилась с треском, потому что как только Эд с благодарностью улыбнулся и посмотрел на Роя, они оба, казалось, не могли больше оторваться друг от друга, а воздух вокруг искрил от напряжения.

Невидимые нити потянули Эда вперед, а желание поднялось из самой глубины души, ещё более сильное и яркое, чем раньше. Физическая потребность в контакте захватила его, обвиваясь вокруг безвольного тела, словно змея, и концентрируясь где-то в районе паха. Мысли, секунды назад несущиеся с оглушающей скоростью, стали течь медленно, а невидимая стена отделила от него происходящее вокруг. Эд сжал рукой край стола, надеясь, что Рой скажет хоть что-нибудь – даже приглашение взять бутылку было бы лучше, чем один только обжигающий взгляд и оглушающая тишина. Желание медленно разгоралось между ними, осязаемое и неотвратимое.

Громкий смех Брэды заставил Эда подпрыгнуть на месте и оторвать взгляд от лица Роя. Момент прошел, оставляя Стального с тяжелым сердцем и совершенно пустой головой. Он всем своим существом тянулся к Рою и знал, что это чувство было обоюдным. Напротив него Мустанг опустился обратно в шезлонг, но в его маске спокойствия появились заметные трещины. Полковник сжал руки в кулаки, отчаянно стараясь сдержаться.

Теперь близость Роя было практически невозможно терпеть. Каждый раз, когда он двигался, его рубашка открывала всё больше загорелой кожи, заполняя сознание Эда соблазнительными образами, а любое движение воздуха казалось изысканной лаской для чувствительной кожи. Это было настоящей пыткой, и Эд всеми силами старался выглядеть как можно более равнодушно, сгорая от неудовлетворенного желания.

В итоге, единственное, что ему оставалось, было потягивать пиво и отмеривать минуты своего мучения глотками безвкусного теперь напитка, пока вечер плавно переходил в ночь. Постепенно солнце скрылось за горизонтом, и на улицах Централа зажглись фонари. Их свет раскинулся сетью вокруг, придавая зданиям странный вид, но воздух не стал холоднее, он, казалось, потяжелел и начал ещё больше давить на Эда, который бессильно откинул голову назад и прикрыл глаза, держа в руках третью, а может и четвертую бутылку пива. Прошло несколько часов, и за это время он выпил достаточно, чтобы приглушить свои растрепанные чувства. Напряжение всё ещё висело в воздухе, соединяя Эда и Роя неразрывной нитью. Любой неосторожный взгляд мог заставить желание разгореться с новой силой, но, по крайней мере, сейчас было легче держать на лице маску равнодушия. Совсем немного, но легче.

Кто-то тронул его за плечо, и Эду даже не нужно было открывать глаза, чтобы понять, что это был Рой. Он словно проснулся и ощутил его касание всей кожей. Эд сжал губы и хмуро посмотрел на Мустанга. Стальной с опозданием осознал, что все вокруг вставали со своих мест, некоторые менее уверенно, чем другие, собирая свои вещи и приглушенно ругаясь при мысли о дороге домой по душным улицам.

- Ты идешь или останешься ещё ненадолго? – спросил Рой. Вопрос был достаточно невинным, но Эд заметил в нем оттенок чего-то скрытого – страха? надежды?

Стальной отставил в сторону бутылку и поднялся с места, потягиваясь и разминая застоявшиеся мышцы спины. Он внезапно вспомнил обещание, данное себе несколько часов назад: проследить за Роем до дома и вытащить из него правду. Почувствовав, как начинает нервничать, Эд малодушно, было, решил никуда не идти и вместо этого вернуться обратно в свою квартиру лелеять своё неудовлетворенное желание.
Нет, он почти всю неделю искал отговорки, и это его ни к чему не привело. Сейчас или никогда.

По крайней мере, он и полковник жили недалеко друг от друга. Скоро они свернут в другую сторону от остальных, и Эд сможет, наконец, вытащить из Роя настоящие чувства, так или иначе.

- Я пойду с тобой, - сказал он, легко приноравливаясь к шагу полковника и стараясь не дрожать от близости теплого тела рядом с ним. Эд хотел протянуть руку и обхватить пальцы Роя, но старался сдерживаться, засунув руки в карманы, в то время как остальные присоединились к нему и Мустангу, идя невдалеке от них.

В других обстоятельствах Эд восхитился бы тем, насколько близки стали все члены команды Роя за эти годы, куда ближе, чем простые приятели, но сегодня подобные мысли потерялись в вихре других чувств. Он был поглощен тем, как близко к нему был Рой, отвлекался на то, как рукав рубашки полковника проходился по его руке с каждым движением. Эду понадобилось вся его сила воли, чтобы сконцентрироваться на разговоре и хотя бы кивать в нужных местах, старательно игнорируя просительные стоны его собственного тела, всё настойчивей звучавшие в голове.

Вместе они подошли к одной из многочисленных площадей Централа, вымощенных старыми камнями и окруженных магазинами с уже темными окнами. Вода тихо журчала в фонтане в центре площади, но её внезапно заглушили звуки грома, раздавшиеся у них над головами. Разговоры были забыты за тяжёлыми раскатами, и все подняли головы к темному небу. Эд не заметил, как набежали облака, но теперь, присмотревшись, он понял, что за окружавшей их темнотой не было видно ни звезд, ни луны. Очередная молния прорезала небосвод, поднялся ветер, сдувая пыль с брусчатки.

- Слава Богу, наконец-то! – рассмеялся Хьюз, щурясь, когда молния мелькнула в западной части неба. – Давно пора!

- Думаю, нам лучше разойтись по домам, пока…

Хоукай так и не успела закончить предложение, её прервали первые крупные капли дождя, падающие на землю, теряющиеся в фонтане и ударяющие по запыленной мостовой. Через несколько напряженных минут небеса разверзлись, и у Эда перехватило дыхание, когда сверху обрушились потоки прохладной воды, мгновенно промочив его насквозь. Вокруг люди вскрикивали от неожиданности, от удивления из-за такого сильного дождя, а Стальной широко улыбался, наблюдая, как команда Мустанга разбегалась по домам, быстро прощаясь друг с другом.

Все быстро исчезли из поля зрения, все, кроме Роя, который стоял справа от Эда, смотря в небо и словно молясь каким-то языческим богам. Дождь серебристыми дорожками стекал по его лицу, застревал в волосах мелкими бриллиантовыми каплями и ласкал его шею. Белая рубашка, доставлявшая Эду столько приятно-неприятных минут весь вечер, совсем промокла и прилипла к телу Мустанга, полностью просвечивая и не скрывая ничего. Эд мог проследить взглядом каждую мышцу, насладиться видом подтянутого тела, но именно бьющаяся жилка пульса на шее привлекла его ближе, гипнотизируя его своим сумасшедшим ритмом.

Его шаги по мостовой заглушил дождь, он остановился на расстоянии вытянутой руки от Роя, а тот наклонил голову вниз, жарко смотря на Эда и прикрыв глаза. Ни один из них не сдвинулся с места, позволяя дождю окружать их стеной воды, отделяющей их от всего остального мира. Постепенно становилось прохладнее, ветер всё больше холодил кожу, но жар тела не угасал, сжигая все слова до того, как Эд успевал их произнести, и он продолжал молчать, не зная, как выразить свои чувства.

Медленно, Эд потянулся к промокшему воротнику рубашки Роя. Он был почти уверен, что тот отпрянет, но Мустанг сам подошел ближе, преодолевая те самые полшага, пока они не оказались прижатыми друг к другу. Руки полковника нашли своё место на талии Эда, не удерживая, но и не отталкивая его. Рой мягко коснулся щекой щеки Эда, словно спрашивая разрешения, а его губы были в миллиметрах от губ Стального, когда, наконец, тот смог заставить себя проговорить отчаянное:

- Да.

Рой закрыл глаза, будто бы от облегчения, и мягко улыбнулся, склоняясь к губам Эда и нежно, медленно, но в то же время так страстно целуя его, что Стальной не мог поверить в происходящее. Между ним и Мустангом всегда и во всем была борьба. Во всем, но не в этом.

Только не в этом.

Рой легко коснулся языком губ Эда, а тот с удовольствием приоткрыл рот, теряясь в поцелуе, пока фейерверки взрывались у него перед глазами от нахлынувших ощущений. Он ждал этого неделю, но казалось, что прошла целая жизнь, и теперь Эд полностью поддался чувствам. Он нуждался в этом, нуждался в Рое, и не мог заставить себя ни на мгновение сожалеть о произошедшем.

Его руки двигались сами по себе, левая поглаживала Роя по груди, а стальная правая опустилась ему на шею, притягивая Мустанга ближе и удерживая его в объятии. Эд хотел выгнуться всем телом, сократить даже то крошечное расстояние, что было между ними, а теплое прикосновение Роя к его спине вызвало неконтролируемый стон удовольствия. Рой не остался безучастным, низко и хрипло одобрив движения Эда, только разжигая этим огонь между ними. Их поцелуй был с привкусом алкоголя и дождевой воды, чего-то неконтролируемого, но обещающего ещё большее наслаждение, и Эд оторвался от губ Роя, чтобы глотнуть воздуха, наполненного запахом дождя, пока желание не накрыло его полностью.

Слишком многое нужно было сказать, слишком много задать вопросов, но, едва подумав об этом, Эд понял, что все необходимые ответы он мог найти во взгляде полковника, в его мягком, но настойчивом объятии. Рой прижимал его к себе так, словно это было всё, чего он когда-либо желал, и даже после того, как поцелуй закончился, он не отпустил его. Они стояли так близко, что их дыхания смешивались, и Эд знал: чувство, рождавшееся сейчас между ними не было простой страстью.

- Это же не только на сегодня? – прошептал он, боясь, что громкий голос может разрушить волшебство момента и вернуть их в реальность. Его сердце билось в горле от переизбытка чувств, а дождь стекал по щекам, словно слезы, но он не мог заставить себя отвести взгляд от Роя, не мог пропустить его реакцию.

Роя мягко и медленно покачал головой, так же не отрывая взгляда от Эда и целуя его в висок:

- Я хочу, чтобы ты оставался со мной столько, сколько захочешь, как бы долго это ни продлилось…

Рой улыбнулся и низким, хриплым от переполнявших его эмоций голосом попросил:

- Пожалуйста?

Эд ухмыльнулся перед тем, как захватить губы Роя в поцелуе, передавая им свои чувства, пока вокруг них летнее тепло уступало своё место прохладе. Вода лилась водопадами с крыш и, бурля, стекала в сливы по обочинам дорог, омывая город, пока ветер сгонял с города сонное настроение и вновь наполнял Централ жизнью.

Лето медленно умирало, но, положив руку на грудь Роя, ближе к сердцу, Эд мог почувствовать, что жар всё ещё жил внутри него, разгораясь ярче, бежал по их венам вместе с единственным словом, объединявшим их мысли:

«Спасибо».

@темы: =Яой=, =Рой Мустанг/Эдвард Элрик=, =Romance/Fluff=, =R=

Комментарии
2012-05-12 в 22:17 

Ellensia
Видеть вещи такими, какие они есть на самом деле.
Ура! Новый перевод!
Спасибо огромное) С удовольствием прочитала.

2012-05-12 в 23:00 

alisha_rui
Now I lay me down to sleep, I pray the Lord my soul to keep. If I should die before I wake, I pray the Lord my soul to take.
Двуликая*, пожалуйста=)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

**FMA- FanFiction**

главная