16:27 

Humour+Agnst (да-да, это снова я)

"And the choice I've made is simple: Passion over Pain" ©
Што-то мой комп не милосердно глючит, и я не могу почему-то поднять и обновить свой пост :noсomp: А по сему снова выкладываю все самого начала. Прощу прощения((((

Название: Воспоминания девушки-змеи.
Жанр: agnst, humour, POV Мартел
Рейтинг: пока PG
Статус: незавершен
Персонажи: Мартел, Грид, Дорчетт, Роа и кое-кто еще)))
Дисклаймер: Ни на каких персонажей не претендую, никакой прибыли не преследую, ничего себе не присваиваю. В общем, абсолютно законопослушный человек))
Предупреждение: Бэты у меня нету. Хнык(
Примечание: А ведь мою больную головушку осенило: а почему, собственно говоря, нет ничего о химерах?
Благодарность: Всем, кто осилит этот бред))) А так, милости просим-с…

Еще раз прошу прощения за неполадки... Да, и следующая часть готова))))


* * * *

…Я сидела на полу, злобно уставившись в белый потолок. Однажды мы выберемся отсюда и тогда… Тогда…
Рядом, прислонившись к пыльной стене, стоял Дорчетт с аналогичным выражением лица.
- Да, когда-нибудь мы сможем выбраться отсюда… - неожиданно тихо сказал он. Его странные глаза, казалось, светились в вечном полумраке камеры.
Я с легким удивлением уставилась на него. Он, что, мысли научился читать? Хотя… О чем еще можно думать в этой гребаной лаборатории?
- Я бы не был столь уверен, - раздался ворчливый бас из другого конца комнаты, - Скорей всего мы тут просто-напросто спятим или подохнем от передозировки.
- Роа, ты, как всегда, оптимистичен до неприличия, - усмехнулась я и перевела взгляд в пол, который за все эти годы заточения успела выучить до последней трещины.
Передозировка… Последние лет пять на нас проверяют различные экспериментальные препараты местного производства. Только в нашей камере из-за личной непереносимости или передозировки умерло уже три химеры.
Что-то гадко шевельнулось в душе. Ну, или что там от нее осталось.
Просто, в последнее время я перестала спать по ночам. Совсем. Наверно, это реакция на лекарства, а может что-то еще…
И вот последние три или… нет, наверно, уже последние четыре дня я слышу, как по ночам тяжело хрипит Дорчетт.
А потом все стало повторяться. Повторяться то, что было с остальными людьми, скрещенными с животными. С теми, кого вынесли из нашей камеры. Вперед ногами.
Сначала он совсем перестал есть. Конечно, если то, что здесь дают вообще можно назвать едой.
Потом он стал подолгу спать. Бодрствовал он, возможно, всего часов пять в день.
Сейчас он практически не разговаривает, только апатично смотрит куда-то сквозь стену.
Его по-детски выразительные глаза, в иное время задорно сверкавшие, почти потухли.
- Я сейчас слышу, как там, - Дорчетт медленно поднял глаза вверх, - на улице, идет сильный дождь. И что на третьем этаже ученные говорят о каком-то новом препарате, который способен парализовать отдел мозга, отвечающий за память.
- Ты правда это слышишь? – пораженно спросил Вулч. В темноте тускло сверкнули его опасно заостренные зубы. Его человеческая сущность уже давно была смешанна с ДНК аллигатора.
- А еще, - не обращая внимания на его вопрос, продолжил Дорчетт, - Я чувствую запах свежих булочек с корицей за четыре квартала отсюда.
Теперь уж и мы с Роа обменялись изумленными взглядами.
- Все мои чувства резко обострились, - не глядя на нас, пояснил он, - Я слышал, что именно так пес ощущает себя перед смертью.
- Щас! Разбежался! – я рывком поднялась с пола, едва сдерживая рвущиеся наружу злость и отчаянье, - Ты, значит, помереть собрался?! Нас бросить решил, да?! То есть ты себе подохнешь преспокойненько, а мы здесь останемся?! Да ты знаешь, КТО ТЫ ПОСЛЕ ЭТОГО?! А ну отпусти меня! Сейчас, я ему устрою… Отпусти, кому сказала!!!
Но Роа, упрямо сдвинув брови, крепко держал меня. Ярость заволокла сознание красным дымом. Я даже не чувствовала, как по щекам, оставляя длинные мокрые полосы, жгучим рассолом бегут слезы…



* * * *

- Просыпайся! Нас ждут великие дела!
- Мартел, чтоб тебя… - просипел едва продравший глаза Дорчетт и посмотрел на меня, как ветеринара-садиста, - Ну какого хрена, а?! Я ж всего три часа назад спать лег!
- А вот не фиг было вчера с Гридом всю ночь бухать, - отрезала я, стягивая с него одеяло, которым сама же его и укрыла в прорыве пьяной сентиментальности.
Пес с трудом поднялся на ноги, отчаянно зевая и дрожа от недосыпа. Именно от недосыпа, поскольку его, как и нас, остальных химер, похмелье практически не мучило.
А вот Грида…
- Тво-о-ю ма-а-ать… - на пороге появился невообразимо бледный гомункул, державшийся за голову, - Это скоко ж я вчера выпил?! Моя башка-а… такое чувство, как будто, она щас взорвется!
- Могу ускорить процесс, - со своей фирменной улыбочкой, отозвался сидевший за барной стойкой Кимбли. Я только хмыкнула.
Вот ведь странно… Я заметила, что этот тип всегда превосходно чувствовал себя после таких масштабных попоек. То ли его организм обладал таким же чудесным свойством, что и наши, то ли он очень мало пил, что вызывало у меня немалые подозрения. Словно, он не может позволить себе расслабиться. Дело тут даже совсем не в том, что он по пьяни начнет всех взрывать направо и налево. Сомневаюсь, что его вообще это волнует.
- Ха… Пожалуй, начну с чего-нибудь менее радикального, - продемонстрировав свои 32 акульих зуба, Грид подошел к барной стойке и принялся готовить себе причудливый коктейль из сорокоградусной водки, столетнего коньяка, изысканного красного вина и теплого пива.
- Мда… - наблюдая за его действиями, протянула я, - Итак, дамы и господа, перед вами два надежных способа покончить жизнь самоубийством. И тот, и другой гарантируют полный снос башки. Первый – быстрый и эффектный. Второй – мучительный и дорогой. Так, если нет разницы – зачем платить больше?
Дорчетт, почти пришедший в себя, едва сдерживался, чтобы не заржать в полный голос.
- Кстати, ты не забыла, что сегодня твоя очередь убирать? - чуть успокоившись, повернулся ко мне Пес.
Грид тем временем залпом выпил заботливо приготовленную им самим «бодягу», трезвея буквально на глазах. Потом он почти мечтательно посмотрел на меня.
- Итак, представляю вашему вниманию, - в том же тоне, что и я, отозвался гомункул, с широченной улыбкой протягивая мне швабру, - Швабра нового поколения. Проста в использовании, требует максимум физических усилий, имеет приятный дизайн доисторической эпохи. Внимание! Только сегодня при покупке нашего товара вы совершенно бесплатно получите в комплект симпатичную девушку, которая, благодаря своей невероятной гибкости, способна очистить дом даже в самых труднодоступных местах.
Дорчетт так и покатился со смеху, Кимбли усмехнулся еще шире, а я попыталась взглядом испепелить Грида на месте. Ничего не вышло - он даже не вспотел.


* * * *

…- Милочка, а ты ничего не перепутала? У нас тут армия вообще-то.
Вслед за этими словами волной прокатился смешок.
Черт, как же хочется сбить с его рожи эту гаденькую улыбочку!
- Сама, наверно, знаешь, - нагнулся ко мне высокий лысый парень, продолжая противно усмехаться, - Как нам здесь женской ласки не хватает, и…
Договорить он не успел. Я крепко сжала ладонь в кулак и от всей души вмазала ему, не дожидаясь продолжения его страстного монолога о том, в качестве кого он меня здесь рассматривает.
Судя по недовольному гулу, этот озабоченный придурок является для остальных местным авторитетом. А если учитывать, как сразу помрачнели лица стоящих рядом с ним, то так оно и есть.
- Вот стерва! – с почти детским восторгом воскликнул «авторитет», вытирая кровь, стекавшую по подбородку из разбитого носа, - Баба должна знать свое место, а до этой, видно, немного не доходит. Может, поможем ей это осознать?
К сожалению, против доброй половины взвода не попрешь. Я только скрипнула зубами от бессилья.
- Ну, ты, как всегда в своем стиле, - раздался бодрый голос за моей спиной.
Я обернулась. Невысокий, но мускулистый парень уверенным неторопливым шагом подошел к лысому.
- Я тут смотрю, тебе любая девка по тыкве может настучать. А ты сам дверью не ошибся часом? Это тебе не клуб «тех, кто разбелил свой синий цвет». У нас тут армия вообще-то.
Раздался дружный мужской смех. По-моему смеялись даже «авторитетные» дружки.
- Да пошел ты, - неожиданно расхохотался лысый, - Вот ведь сволочь! Даже в морду дать не могу! Ладно, ребят, пошли портянки наматывать.
И вся компашка с гоготом скрылась в дверях казармы.
- А ты круто ему съездила, - заявил мой случайный спаситель, - А то он девок…кхм, то есть женщин ни во что не ставит. Так, может, хоть че-нить в башке просветлится.
- А почему он тебе врезать не может? – неожиданно для себя спросила я.
Парень провел рукой по коротким темным волосам и добродушно рассмеялся.
- Да этот придурок мне в карты проиграл. Сам виноват, это он такое дурацкое желание загадал. Я ему еще два дня все что хочу, могу говорить, а он мне кулаками отвечать не имеет права.
Он молча посмотрел куда-то вдаль, словно что-то высматривая.
- Да, кстати, - он повернулся ко мне, - Стою, чего-то тут… Мы ж еще не познакомились даже.
Да, глаза у него просто потрясающие…
- Я – Дорчетт, - он с улыбкой протянул мне руку.
- Мартел, - я крепко пожала ее и невольно рассмеялась, - Ну, вот и познакомились…



* * * *

После многочасовой уборки мне больше всего хотелось две вещи: выматерить весь окружающий меня мир и развалиться на диване, вытянув ноги. Первое мое желание было исполнено с лихвой, а вот со вторым был полнейший облом, поскольку там уже прочно обосновался его законный хозяин, который, услышав мой красочный мат, с искренним недоумением уставился на меня.
- Ты чего, Мартел?
Я устало вздохнула и села на стул рядом с барной стойкой. Ну, хоть тут мне повезло. А то обычно это место регулярно занято нашим талантливым пиротехником.
Грид с улыбкой кота, объевшегося сметаной, вытянул ноги. Мне оставалось только молча завидовать.
- Хм… А где Роа с Дорчеттом?
- Да вроде бы, тренируются, как обычно, - задумчиво сказала я, любуясь его накаченным телом.
Эм? То есть… это… ЧЕГО я делаю?!
Грид перехватил мой взгляд и весьма недвусмысленно улыбнулся.
Эдакая смесь торжества и разврата. Или торжества разврата?
Тьфу! О чем я думаю?!
Я перевела взгляд и надулась, как сыч.
Ну уж нет! Пусть не думает, что он тут такой единственный и неповторимый! Пусть обломится… также как я с диваном!


* * * *


Буквально минут через десять с тренировки вернулись ребята. Вообще нужно сказать, что они тренируются каждый день.
Как частенько поговаривает Роа: «В здоровом теле - здоровый дух» или «Физические упражнения не только улучшают общий эмоциональный фон индивидуума, но являются отличной профилактикой сердечно-сосудистых заболеваний, а также…» Угу, он любит завернуть какую-нибудь заумную фразочку.
Что касаемо Дорчетта, то он просто не мыслит жизни без спорта.
Хотя кому я вру?
Просто у него нет выбора. Знает ли, когда к вам подходит такой здоровенный бычара и начинает компостировать вам мозг о пользе физических упражнений, при этом, таща вас за шкирку на выход, вы бы тоже согласились.
Ну а Дорчетт – мальчик умный. Он нашел этому какое-то религиозное объяснение и теперь старательно делает вид, что эти занятия проходят по его личной инициативе.
Ну, вообще-то, если честно, они оба занимаются потому, что они очень ответственные. Это я просто на них злюсь за то, что они мне, гады, проспорили стольник и все никак не вернут.
- Значит так, ребятки, я тут с вами троими серьезно поговорить хотел, - прервал мои размышления Грид.
Мда, тон какой-то зловещий. Как будто, сейчас выдаст нам страшную тайну. Кхм… Ладно, все. Надо собраться.
- Что-то случилось? – встревожено спросил Дорчетт, на всякий случай, пальцем проверив остроту своей катаны.
Засунул палец в рот. Острая.
- До меня тут кое-какие слухи дошли, - продолжал в том же духе гомункул, - Что в Централе и Ист-Сити появился маньяк, который убивает исключительно государственных алхимиков.
Мы втроем недоуменно переглянулись.
- И что? – хором спросили мы.
Грид устало посмотрел на нас своими нечеловеческими фиолетовыми глазами. Мы как-то сразу заткнулись.
- Мало кто остался жив после его нападения. Один из них какой-то пятнадцатилетний пацан, который, вроде бы, в двенадцать лет прошел экзамен на госалхимика.
У меня отпала челюсть.
- Во сколько?!
- В двенадцать, - повторил Грид, и на его лице вновь появилась недобрая ухмылка, - А теперь, господа…
Наверно, что-то изменилось у меня во взгляде, потому он тут же добавил:
-…да, и ты Мартел. Итак, самое интересное. Его братец остался жив, хотя некоторые клятвенно заверяют, что видели, как его доспехи, в которых он за каким-то хреном ходит, разлетелись на осколки.
- Так значит… - ошарашено протянул Роа, и Грид кивнул, не дожидаясь конца его фразы.
- Да, братишка его с секретиком. Но не будем делать поспешных выводов. – Гомункул неторопливо встал с дивана и привычно засунул руки в карманы, - Для начала надо все разведать. Так что, ребятки, собираем манатки и едем в Ист-Сити.
Ну что тут еще добавить… Иду собираться.

* * * *


…Этот коридор, освещенный каким-то странным зеленым светом, кажется просто бесконечным. Я плохо понимаю, что происходит. От адской боли в ноге я дважды теряла сознание, а придя в себя я вновь вижу ту же картину перед глазами: ослепительно яркая вспышка света и далекий, почти нечеловеческий крик: «Ма-а-арте-э-эл!!!»
Я не чувствую правой ноги. Вместо нее - одна сплошная кровоточащая рана. Так вот оно что… Значит, я подорвалась на противопехотной мине.
Резкая боль. Из горла вырывается слабый стон. Я всеми силами стараюсь снова не потерять сознание.
- Осторожней! – прямо над ухом раздается чей-то требовательный голос.
А, наверно, тот, кто тащит меня, сделал какое-то резкое движение, из-за которого я чуть не вырубилась. Наверно…
Я с огромным усилием разлепляю глаза. Меня уже очевидно куда-то принесли. Свет в этой комнате нестерпимо режет глаза. Очень сильно пахнет лекарствами и чем-то еще. Я хочу закрыть глаза, но они тут же распахиваются сами. От ужаса.
На хирургическом столе в центре комнаты лежит Дорчетт. Его руки перетянуты тугими кожаными ремнями. Двое врачей готовят какой-то раствор для инъекций. Еще один – молодой мужчина в очках – что-то старательно записывает в блокнот. Со стола, прямо на пол, размеренно капает темно-бордовая жидкость. Кровь.
- Дорчетт!
Я отчаянно пытаюсь вырваться из чьих-то рук, хотя невероятно четко понимаю, что все равно и шагу не смогу ступить.
Дорчетт слегка приоткрыл глаза и с видимым усилием сконцентрировал на мне свой измученный взгляд.
- Мартел?! – удивленно воскликнул он, пытаясь приподняться на локтях.
Неожиданно я ощутила неслабый удар по голове и провалилась в темноту…



* * * *

- А я сказала – не буду!
- А я говорю – надевай!
Мы уже устроились в поезде, причем, нужно сказать, устроились довольно неплохо. Дорчетт ушел осматривать вагоны, и судя по тому, что он еще не вернулся, его внимание наиболее всего привлек вагон-ресторан. Грид, против своего обыкновения одетый в темно-серый плащ, задумчиво смотрел в окно, подперев голову рукой в кожаной перчатке. Роа же битый час требовал, чтобы я надела этот идиотский полосатый свитер.
- Да зачем?!
- Я слышал, что на Востоке сейчас холодно, - невозмутимо ответил Роа, - Еще не хватало, чтобы ты простудилась.
Блин, ну че он ко мне пристал?
- Слушай, ну ты мне кто? Папа? – уже с изрядным раздражением отозвалась я.
- А что обязательно быть твоим отцом для того, чтобы дать тебе совет?
- Совет?! Это по-твоему совет?! Да еще немного и ты сам напялишь мне этот свитер, не дожидаясь моего пассивного согласия!
- Да я о тебе же забочусь! Ну чего ты упрямишься? Тебя ж в конце концов не с бараном скрещивали!
- Вот давай только не без этого! Я же не перехожу на личности.
- Просто надень свитер, и никто никуда не будет переходить! – продолжал наступать Роа, сдвинув густые брови на переносице.
- А я сказала, что не буду!
- Да заткнитесь вы уже оба! У меня башка от ваших воплей распухла! – оторвав свой царственный взор от окна, повернулся к нам недовольный Грид.
- Извини, - в один голос сказали мы и продолжили молчаливую дуэль взглядами.
Гомункул устало вздохнул и закатил глаза, всем свой видом показывая, что мы безнадежны.
В тот момент, когда Роа, судя по красноречивому взгляду, попытался мысленно обозвать меня неблагодарной гадюкой, к нам подошел Дорчетт.
- А, наконец-то! А то я уже хотел в розыск тебя объявлять, - привычно улыбнулся Грид, но тот никак не отреагировал на его ироничное высказывание.
- Дорчетт? – гомункул от удивления аж снял свои очки, глядя на его остекленевший взгляд и плотно стиснутые зубы, - Ты чего?
Но вместо внятного ответа он стал мелко-мелко трястись.
- Что случилось? – вскинул брови Грид, - Ты что, встретил людей, занимающихся отловом бездомных собак?
Дорчетт отрешенно помотал головой.
- А может ученных? – предположил Роа.
Вновь отрицательный кивок.
- Военных?! – вскочила я, предположив самое худшее.
- Д-да нет же, - слегка заикаясь, пробормотал Дорчетт, продолжая трястись. Потом он обернулся на ту дверь, из которой вышел, и неожиданно тихо сказал:
- Роа, держи меня.
- Чего?! – округлились глаза у бывшего солдата Аместриса.
- Может быть ты объяснишь… - начал было Грид, но осекся, посмотрев за спину Дорчетта. Мгновением позже гомункул согнулся пополам, задыхаясь от дикого хохота.
Из той самой двери, следом за нашим «партизаном» вышла молодая холеная женщина с… тремя кошками!
Роа вышел из столбняка первым и попытался ухватить нервно вздрагивающего Дорчетта, но было уже поздно: тот со скоростью реактивной ракеты принялся гонять по всему вагону истошно вопящих животных под неумолкающий визг их хозяйки.
- Идиот!.. – на выдохе констатировал Грид, вытирая выступившие от смеха слезы.
- Уберите этого психа!!! – продолжала надрываться блондинка, пытаясь взять на руки перепуганных до смерти кошек, причем непонятно кем больше: человеком-псом с пенной у рта или своей истеричной хозяйкой.
Роа тем временем наконец-то удалось обезвредить Дорчетта, просто-напросто заломив ему руки. Бедные кошки пришли в себя и вернулись к своей владелице, переставшей издавать звуки пожарной сирены. Пес продолжал скалиться и не оставлял попыток дотянуться до успокоившихся животных.
- Дорчетт, а ну-ка сядь на место! – тоном истинного хозяина, громко скомандовал Грид. Блондинистая девушка, по-моему, даже не знала как отреагировать на такую картину: вполне взрослый парень, мгновенно угомонившись, опустил глаза в пол и сел напротив молодого мужчины с видом провинившейся собаки.

* * * *


- Здравствуй, Восточное захолустье! – бодро воскликнул Грид, не обращая ни малейшего внимания на косые взгляды коренных жителей, весьма недовольных таким высказыванием в адрес своей «малой Родины».
Нет, на самом деле здесь было все очень даже мило, но разве нашему горячо любимому Гриду угодишь? На Юге – скукотища, в Централе – слишком шумно, а здесь – захолустье. Нет, повторюсь, здесь все было просто замечательно, симпатичный такой городок.
Пожалуй, единственное, что меня просто убило на месте – это ледяной ветер. Ну, вот и сейчас я жмусь в этот сине-белый полосатый свитер, который вдруг стал необыкновенно теплым и уютным, а еще каких-то два часа назад называла его самыми последними словами. Вот ведь гадство! Значит, Роа оказался прав. Ладно, сейчас он, по крайней мере, деликатно молчит, а не вопит: «Я же говорил!!!», как это на его месте обязательно бы сделал Дорчетт.
Вышеупомянутый субъект в это время глубоко втянул трепещущими ноздрями воздух.
- Военных поблизости нет, - тоном разведчика экстра-класса доложил Дорчетт.
- Будем искать! – улыбнувшись, ответил какой-то подозрительно веселый Грид.
Да, хотелось бы знать отчего он весь светится, как пасхальный зайчик? Вообще, добрый гомункул опасное для общественности явление. Может у него стресс?
- Эм… А с тобой все в порядке?
Видимо Роа тоже заметил что-то неладное.
- Блин, я че уже не могу раз в своей двухсотлетней жизни улыбнуться? Может, у меня просто настроение хорошее? – немного обиженно отозвался Грид и снял свои излюбленные очки.
- Улыбнуться-то можешь, - заметила я, - Но чтобы радоваться…
- Ладно-ладно, - обреченно выдохнул гомункул, - Будем считать, что пока мы ехали, я изнасиловал всю женскую составляющую поезда и обчистил всех мужиков. Хотя, нет. Лучше наоборот. Так интереснее. Ну что? Мировая справедливость восстановлена? Я снова гад, и все счастливы.
Мда, и чего мы к нему прикопались, спрашивается? Ну, может же у челов… гомункула быть хорошее настроение?
- Ладно, не заморачивайтесь, - снисходительно улыбнулся Грид, глядя на наши задумчиво-виноватые лица, - Все это фигня темная. Лучше давайте делом займемся. Мы ж сюда не на экскурсию приехали.
- С чего начнем? – воспрянул поникший Дорчетт.
- Для начала надо выяснить кто его непосредственный начальник, ну этого старшенького братца.
- Зачем? – недоуменно покосился на него Пес, - Не проще ли сразу узнать, что это за мальчишка и кто его брат?
- А затем, о мой недогадливый друг, - иронично сощурился Грид, - Что черт с два они положат информацию об этом мальчишке на всеобщее обозрение. Еще бы, такое сокровище среди госалхимиков. А младшенький вообще не на службе, так что на него характеристик не найдется. Прижать старшего к ногтю мы не можем. Что-то мне подсказывает, что он нам все нервы измотает, а мы из него так и не вытянем слова. Нет, нам сначала надо как-то пробраться в штаб. А для этого кому-то из нас придется втереться в доверие его начальничка, поскольку тот-то все знает о своих подчиненных, и я сильно подозреваю, что это будешь ты, Мартел.
- С чего бы это? – недовольно отозвалась я.
- Ну, насколько я помню солдаты официально имеют нормальную ориентацию, - протянул Грид, сделав вид, что пребывает в глубокой задумчивости, - Впрочем, если он смело, во всеуслышание признается, что ему нравятся мальчики, тогда я сам им займусь.
- По-твоему, обязательно ложиться с ним в постель? – скрестив руки на груди, поинтересовалась я. Прекрасно знаю, что он ответит, но почему-то охота поспорить.
- Просто это самый короткий путь, - обескураживающее улыбнулся гомункул, - Нет, конечно, можно попытаться завести с ним крепкую дружбу, но поверь, на это уйдет не один год.
- А если он будет старый и некрасивый?
- Ну, уж прости, дорогая, - широко ухмыльнулся Дорчетт, - Тут, как в лотерее. Что попадется, то и будет. Как говорится, обмену не подлежит.
Я честно попыталась врезать по его наглой харе, но он вовремя увернулся.
- Ну что ж, - подытожил Грид, - Значит, все согласны.
- Ну в общем и целом, да, - спокойно ответил за всех Роа, не глядя на мои тщетные попытки убить ржущего Дорчетта.
- Тогда, ребятки, мы постараемся надыбать на него информацию, а ты, Мартел, пока отдохни, погуляй по городу…
- Стоп! Что значит, «отдохни»?! Вы че меня уже в расчет не берете?– запротестовала я.
- Нет, просто мы тебя оставим наедине с собой. Тебе надо хорошо морально подготовиться. Мало ли кто тебе попадется? Может, какой-нибудь старый маньяк-извращенец с комплексом сада-маза. А ты нам еще нужна в добром здравии и с не расшатанной психикой. Ну, мы пошли.
Грид утешающее похлопал обалдевшую меня по плечу и уверенно двинулся следом за удаляющимися парнями.


* * * *


…- И зачем ты здесь?
Этого седовласого мужчину, по-моему, зовут… Да, точно! Его зовут Роа.
- Что тоже будете говорить, что армия – неженское дело? – зло бросила я, не глядя на него.
И чего это я? Вопрос как вопрос, здесь у меня все это спрашивают. А вот погляди-ка, сорвалась.
Просто что-то как будто всколыхнулось.
Просто он так похож на него…
- И вовсе я не собирался этого говорить, - с едва заметной усмешкой покачал головой Роа, - Ты уже вполне взрослая девочка…
Я вздрогнула, но, похоже, он не заметил.
- …и сама можешь принимать самостоятельные решения, - продолжал он, - Я просто спросил почему? Почему ты здесь? Только и всего.
Он замолчал и выжидательно посмотрел на меня.
- Я давно решила пойти в армию. Из-за отца… Он тоже был военным… и единственным родным для меня человеком. Я всегда хотела пойти по его стопам. Глупо, наверно, - тихо сказала я и украдкой взглянула на него.
- Вовсе нет, - возразил Роа. Его всегда спокойный и сосредоточенный взгляд немного изменился. Стал чуть теплее, что ли. - Каждый человек сам для себя выбирает, что для него важно. Вот что действительно глупо, так это пытаться уверить его в том, что это ему совсем не нужно.
Я повернулась к нему и слегка улыбнулась.
Да, он действительно похож на него.
На моего отца.




* * * *

Когда ребята «ушли на дело», я еще немного посидела на скамейке рядом с перроном и медленно побрела куда-то. В голове была совершеннейшая пустота.
«Тебе надо хорошо морально подготовиться». Ага, ему легко говорить.
Спустя минут пятнадцать я выяснила, что совсем недалеко от вокзала находится небольшой, но ухоженный и чистенький парк. Я немного походила среди деревьев и, не найдя ничего привлекательного для себя, хотела было уйти, как меня привлек детский плач. Я быстрыми шагами направилась в ту сторону, откуда он доносился, и скоро моим глазам предстала маленькая девочка лет трех-четырех в красной курточке.
Я очень люблю детей, и до сих пор счастлива оттого, что еще в свою бытность солдатом я ни разу не получила задание убить ребенка. Нет, взрослого человека – пожалуйста, сколько угодно, но ребенка…
Да, я очень люблю детей, но своих у меня уже никогда не будет. И это, наверно, одна из основных причин, почему я никогда не прощу ученных, которые провели на мне этот эксперимент…
Девочка прижимала свои крохотные ладошки к лицу и громко всхлипывала.
- Что случилось? – как можно мягче спросила я и осторожно провела рукой по ее мягким светлым волосам, - Тебя кто-то обидел?
Если ее кто-нибудь обидел, я ему сначала руки и ноги поотрываю, а потом…
- Нет, никто не обидел, - прервала мои садистские мысли крошка, - Я плосто… плосто… потелялась…
- Ну-ну, не плачь больше, - я с легкостью подняла ее. Она была почти невесомой, - Кто тебя потерял?
- Папочка… - девочка как-то сразу успокоилась, как только я прижала ее к себе, лишь иногда судорожно всхлипывала.
Значит, папа. Я не стала сразу делать поспешных выводов и винить его в том, что взрослый мужчина не смог как следует присмотреть за своей дочкой. Наверно, потому, что у меня весьма предвзятое отношение к отцам.
- А где он тебя потерял? – продолжила я расспросы, бережно неся девочку на руках.
Она на секунду задумалась, забавно морща лобик.
- Там где такие… большие Чух-чух.
- А как ты потерялась? – с едва заметной улыбкой спросила я, разглядывая ее розовенькое личико.
Девочка совершенно успокоилась и принялась вводить меня в курс дела.
- Мы с папой иглали среди таких ба-а-альших Чух-чух. Но не тута, а там, - она неопределенно махнула рукой, - В Большом голоде.
- В Большом городе? – усмехнувшись, переспросила я.
- Ну да, - серьезно кивнула головой юная путешественница, - А потом к папе подошел какой-то дяденька, и они стали говолить о делах.
- И пока он разговаривал, ты решила залезть и поиграть в большом Чух-чух, - стараясь сделать серьезное лицо, продолжила я, - А тот неожиданно привез тебя сюда, да?
- Но только он сначала сказал: «Ту-ту!», - девочка удивленно посмотрела на меня, - А откуда ты все знаешь?
- Я много чего знаю, - улыбнулась я, - А папа твой там остался, в Большом городе?
Она снова кивнула и обняла меня за шею.
Так… Если я все правильно поняла, то эта девочка, очевидно, из Централа. Она случайно села на поезд и приехала сюда, в Ист-Сити. Судя по всему, ее папа приедет на первом же экспрессе. Значит, логичнее всего ждать его на вокзале. Тем более, что именно там мы договорились встретиться с ребятами.
- Папочка говолил, что низя разговаливать с незнакомыми дяденьками и тетеньками. Но ты – холошая.
Надо же… Никогда еще не слышала от кого-нибудь, что я хорошая. А тем более от ребенка.
- Меня зовут Мартел, а тебя?
- Я – Элисия. Мне тли, - она показала три пальчика, - Но сколо мне будет четыле.
- Так значит, ты уже совсем-совсем взрослая?
- Да, - с гордостью сказала Элисия, - Взлослая.
- Ну, что пойдем искать твоего папу?
Девочка решительно кивнула.
- Да.

@темы: =Humor=, =Angst=, =PG=, =POV=, =Джен=, =Другие персонажи=

Комментарии
2009-02-26 в 17:18 

Мастер слова и дела :)
очень мило) если будет желание, могу быть вашим бетой

2009-02-26 в 18:09 

Lirenna
"And the choice I've made is simple: Passion over Pain" ©
Toto_horse, спасибо)) Мне приятно
если будет желание, могу быть вашим бетой Я подумаю ;)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

**FMA- FanFiction**

главная