15:40 

Стать человеком, гет

Грабь, насилуй, тащи добычу, а перед уходом подожги все к чертовой матери. ©
Название: стать человеком
Автор: Я
Персонажи: Эд, Ал и другие
Жанр: экшен, романтика, философия
Тип: гет, яой сразу, но намёками, ну, может и не намёками, не знаю, однако любви до гроба не ждите
Дисклаймер: Я не претендую ни на что!
Саммари: Самое любопытное то, что чем это всё закончится, я не знаю. Атак, прочла я 14 том и придумала шикарный обоснуй сделать из Эда гомункула. Будет заменой Ласт)) И, естественно победит зверя в самом себе и останется человеком, насколько это возможно. Остаётся вопрос: Что делать дальше и как жить таким? Размеры я тоже не представляю. Однако, скорость выхода глав будет параллельно со скоростью перевода манги, так как не хочу уходить в полный АУ и ООС

Глава 1 Возвращение Lust

«Что загрустил, мой друг Пьеро?
Жизнь - не веселая игрушка.
В ней всё продумано хитро
От космоса до погремушки.
И твой наивный белый цвет
Не защитит на злой планете
От мелкой сети липких бед
И сочных пятен грязных сплетен…»

(А. Белянин).

- Держи его крепко, Зависть. Думаю, так он будет интереснее.
Эдвард, с ужасом глядевший на корчащегося всего в паре метров от него Линга, обернулся. Золотые глаза в ужасе расширились.
- Нет! – Выкрикнул он, пытаясь вырваться из могучей хватки гомункула, но не успевает и алая капля, хранящая в себе множество жизней, впитывается в кожу, проникает и меняет саму сущность.
- Н-е-е-е-е-т! – тело выгнулось дугой, а голос сорвался в хрип. Сосуды в глазах полопались, по щекам потекли кровавые слёзы. Подросток закашлялся, когда кровь попала в лёгкие… какое знакомое чувству…
Альфонс с ужасом смотрел на разворачивающуюся перед ним картину: невозмутимое чудовище с лицом отца, за его спиной стоял гомункул, по имени Обжорство, Зависть, прижимающий одной лапой его, а другой, - брата, потерявшего сознание, его тело то и дело судорожно дёргалось, а Линг смеялся…
- Неплохое тело!! Спасибо, что родил меня, старик!!
Неизвестно откуда и по какой причине прибежал шрам с неизвестной девчонкой, которую он вроде бы видел уже мельком. Они смогли использовать алхимию, но это сейчас не важно, важно спасти брата.
Эдвард уже два часа не приходит в сознание и альфонс, нервничая, не желает отходить от его кровати. Тот был необычайно спокоен и ал боялся, что брат уступит чудовищу внутри себя, а может, уже уступил.
Ему была безразлична истерика этой девчонки, по гомункул её знает какой причине и пропавший ишварит. Всё это может и подождать.

Сознание возвращалось медленно и неохотно. Чудовище внутри даже сейчас не желало сдаваться и выжидало.
- Эд, ты в порядке? – словно сквозь вату долетел до него обеспокоенный голос брата.
- Не уверен.
Чёрт, а голос-то какой тихий и жалкий, а ещё и шатает, словно после капитальной пьянки.
Окружение было смутно знакомым, значит, ванная должна быть где-то там…
Взглянув в зеркало, Элрик присвистнул, оказывается, даже за несколько часов можно порядком осунутся.
Да я с похмелья и то не так страшно выгляжу!
Эдвард раздраженно скрипнул зубами и, отвернувшись от зеркала, открутил кран и сбросил с себя испачканную в крови одежду. Осталось найти, где здесь мыло.
Припомнив, что кажется, видел его на раковине, Эдвард вновь чертыхнулся и вернулся к ней, оставляя на кафеле влажные следы. С трудом найденный брусок мыла почему-то розового цвета выскользнул из ослабевших пальцев, когда Эдвард вновь увидел своё отражение.
Значит, это был не сон.
В душе вспыхнула ярость, Эд глухо зарычал и одним ударом правой руки разбил зеркало в осколки, которые чудом не задели его самого
Чёрт! А алхимия? Неужели я теперь не смогу её использовать?
Нервно покусывая губу, он соединяет ладони и с облегчением смотрит на то, как осколки снова становятся единым целым. Уже победа, маленькая, но победа.
Возможно, философский камень сможет снова сделать его человеком, стереть этот знак уроборса на его груди, остаётся только надеяться.
Одевшись, Эдвард возвращается в комнату в поисках расчёски.
- Эд, ты действительно в порядке? – Осторожно спрашивает Ал.
- Да, Ал, неужели так плохо выгляжу? – Пытается усмехнутся Эд.
- Ты вроде как ниже ростом стал…
- Что?!! Ты кого это назвал коротышкой?!!! – От возмущения Эдвард уронил расчёску.
- Значит, это и вправду ты, братик, - облегчённо вздохнул Ал. Эд сразу же остыл, удивлённо посматривая на седевшего в углу брата.
- Я, а ты что думал?
- Я боялся, что ты уступил чудовищу внутри себя, как Линг.
- Как видишь, нет, - пожал плечами Эд, поднимая расчёску, - Линг что?!!!

Глава 2 Иллюзия свободы

«…Я больше не могу в таком огне
И пустоты, и недопониманья.
Но где-то там, в душе, на самом дне
Весь первобытный ужас мирозданья!
И вот тогда бессильны образа,
И каждый миг, словно столетье, длится.
И Демона хрустальная слеза,
Как жизнь моя, скользит, боясь разбиться…»

Вести были не из самых безоблачных. Всех подчинённых полковника мустанга по переводили, он не может покинуть армию, а фюрер признал себя гомункулом, а значит, ни в грош их не ставит. Это наглость! Впрочем, сейчас они действительно ничего не могут сделать.
Они могут продолжать поиски философского камня, но не факт, что им дадут использовать его. Они могут отправится куда угодно, но всё равно, ни единый их шаг нее будет сделан без ведома, и уж тем более без согласия на то фюрера.
- Как же меня это раздражает, - Эд злостно пнул, валяющийся на дороге камень.
- Надо позвонить Уинри, - предложил Альфонс.
- Да, - кивнул Эдвард, направляясь в сторону телефонной будки.
- Чёрт, куда я дел записку с номером-то, ты не помнишь, ал? – Эдвард беспокойно перерывал карманы, прислонившись спиной к решетчатой стене будки.
- В заднем кармане, - несколько меланхолично ответил доспех.
- Братишка, ты, - лучший! – улыбнулся Эд найдя нужную бумажку. Он снял трубку и набрал номер.
- Студия Гарфилда, слушаю? - вежливо произнёс такой знакомый и родной голос. Эд облегчённо вздохнул.
- Уинри, это ты?
- Брат, Уинри там? – робко спросил Ал, положив руку на плечо брата, тот кивнул и махнул рукой, мол «не мешай».
- Эд?! Ты что, опять его сломал?! – грозно начала она.
- Нет!! – поспешно ответил Эдвард, опасаясь очередных нотаций со стороны девушки. – Я… я… просто… ну… ну, знаешь, - замялся он.
- Что? – терпеливо спросила Уинри.
- Я волновался, как ты туда добралась. Уинри, ты в порядке? Тебя не преследовал никто подозрительный?
- Эд! Меня от тебя тошнит! – Эдвард подпрыгнул от такого неожиданного заявления.
- Что ты такое говоришь?
- Ты почти никогда не звонишь, поэтому это странно! Как будто такой грубый болван, как ты, может о ком-то беспокоится!
- От такого можно потерять всякую уверенность, - пробормотал Альфонс.
- Завтра что, пойдёт снег? Нет, стой, он уже начал падать!!
- Ах ты… - разозлился Эдвард. – Да ты хоть представляешь, как сильно мы…
- Спасибо. Я рада, что вы позвонили. Спасибо вам обоим.
- Само собой, - немного удивлённо ответил моментально остывший Эд, - ты точно в порядке?
- Да.
- Будь осторожна.
- Да.
- Пока.
- Да.
Эдвард вздохнул и повесил трубку.
- Вы, должно быть, сильно её любите, если позволяете так собой манипулировать из-за неё.
- Линг?! – Хором воскликнули немало удивлённые братья.
- Я уже говорил вам, что я, - Жадность, - немного устало и недовольно ответил черноволосый юноша в длинном тёмном плаще.
- Но серьёзно. Слегка припугнуть вас и вы уже дрожите, как осиновый лист. Ведь за вами мог кто-то следовать, но вы всё равно взяли и позвонили человеку, который является наибольшей вашей слабостью. Никогда не встречал кого-то, кем было бы так легко манипулировать, - Жадность усмехнулся, а Эдвард скрипнул зубами, понимая, что он прав и они действительно сглупили, впрочем, оплошность была мелкой.
- Что тебе нужно? – холодно спросил он.
- Хм… Линг, кажется его звали? Ваш друг просил меня, - с этими словами он протянул платок. Эдвард с удивлением взглянул на неизвестные ему знаки.
- Что здесь написано?
- Не знаю, не могу прочитать, - безразлично пожал плечами Жадность. 0- он сказал передать это женщине, которая его ждёт.
- Я не знаю, где она…
- Он сказал передать ей.
- Если мы последуем к той женщине, ты последуешь за нами и убьёшь её? – в Элрике старшем проснулась подозрительность.
- Зачем мне делать нечто настолько мелочное? – Зевнул Жадность – к тому же, дратся с женщинами не входит в мои интересы, - он пожал плечами. – Я никогда не лгу своим убеждениям, - серьезно сказал он.
- Верю, - Эдвард усмехнулся.
- А ты смотрю, держишься, Цельнометаллический. – Насмешливо улыбнулся Жадность, но в глазах мелькнуло уважение.
- Как видишь.
- Ладно, могу сказать одно, старайся не умирать, не факт что ты бессмертен, если и да, то возможны последствия неизвестного характера, не нервничай, что с твоими способностями, как «идеального клинка», разбирайся сам, но не думаю, что что-то серьёзное.
Жадность взмахнул на прощанье рукой и зашагал в противоположную от них сторону, спрятав руки в карманах пальто.
- Эй! Линг!
- Я, - Жадность. Да встречи, похоть.
Эд вздрогнул: значит, ему достался этот камень…
- Я, - Эдвард Элрик, - упрямо мотнул головой он.
- Брат, мне показалось, или он только что действительно нам помог? Зачем? – спросил Альфонс
- Прикрыл тылы.
- Надеется, что мы потом не забудем?
- А мы и не забудем, - Эдвард усмехнулся.
Глава 3 Иллюзия мирной жизни

« Не торопись, подумай, отыграй
Свое лицо на сцене настоящей
Осталась ночь, и вот он этот край, -
Отточенный, заветный, и манящий…»

(А. Белянин)

Разбавленный полупрозрачным кружевом занавесок свет проникал в не пыльную, небольшую гостиную, не обременённую большим количеством мебели. Суровый на вид мужчина, лет сорока и огромный доспех стояли по разные стороны узенького дивана, на котором лежала маленькая девочка с немного излишне бледным лицом. Небольшая, можно сказать, карликовая панда тихонько примостилась рядом с ней на подушке.
- Это просто пара ушибов, с ней всё должно быть в порядке. - Врач, казалось, был безразличен.
- Слава Богу… - произнёс на удивление детский голос из доспеха.
- Нет! Не слава Богу!! Сколько можно прибавлять мне пациентов?! Эти двое заняли кровать и диван, где, скажи мне, теперь я должен спать?! – Взорвался «добрый» доктор.
- Простите! Простите! Простите! – смутился доспех, бормоча извинения и даже как-то уменьшаясь под грозным взглядом мужчины.
- Альфонс?... – в комнату зашла усталая на вид девушка, слегка удивлённо рассматривая открывшуюся сцену.
- Рэн Фэн! – с поистине детской радостью воскликнул доспех.
Врач недовольно скрипнул зубами.
- Ты должна отдыхать! – воскликнул он, но на него не обратили внимания.
Альфонс был безумно рад видеть девушку.
- Господин… Он не с вами? – спросила Рэн Фэн с безумной надеждой в глазах.
- Всё в порядке, он жив. Я принес послание от него.
Доспех, немного запнувшись, передал ей обрывок ткани. Девушка дрожащей рукой взяла его и нервно закусила губу, читая.
- Что это, ксингский? – полюбопытствовал врач.
- А-а-х! – прохрипела девушка, дрожа, и съехала по стене.
- Рэн Фэн! – обеспокоено воскликнул Альфонс.
- Здесь написано: «Я обрел философский камень»!! Да, ему удалось. Теперь наш клан… - плача от счастья, говорила она. - Мы должны немедленно вернутся в нашу страну и рассказать всем… где господин?
Девушка счастливо улыбалась, вытирая тканью слёзы.
- Верно, где он?
Воцарилась неловкая тишина. Альфонс грустно опустил голову, не зная, что сказать, как объяснить. Внутри стало так плохо и больно, потому, что когда случайно даешь надежду и знаешь, что вот-вот придётся отбирать её, чувствуешь себя последней сволочью. На лице Рэн Фэн мелькнуло беспокойство.
- Почему ты молчишь… Что случилось?.. если он жив, то почему ты не привел его?! Отвечай, Альфонс! Где Господин?!!
Рыдающая девушка кинулась к доспеху.

- Слава Богу, вы пришли! – счастливо улыбаясь, произнёс один из стражей порядка.
- А мы как раз думали, как же нам убрать все эти горы руин…
- Да-да, простите, что я столько всего разрушил.
Безразлично разглядывая творящийся вокруг бедлам, Эдвард жевал хот-дог. Настроение было ни к чёрту и ему ужасно хотелось спать, а работёнка предстояла трудная, кроме того, ему постоянно требовалось держать во внутреннем колодце воли и железного контроля то чудовище. Оно не желало отступать, выискивая лазейки, подделывая чувства и ощущения, незаметно меняя окружающий мир. Элрик раздраженно мотнул головой, избавляясь от настойчивого видения.
- Офицер, вы ведь один из тех, кого вышиб Шрам, когда мы дрались с ним, верно? Как ваши раны? – полюбопытствовал он.
- Это было просто лёгкое сотрясение. Я в порядке, порядке! – бодро отрапортовал тот в ответ, демонстративно разминаясь.
- И этот тоже.
Он с улыбкой хлопнул своего напарника по плечу и полюбопытствовал:
- А как вы? Вы же были целью Шрама, с вами всё в порядке?
- А… Да, столько всего случилось и я очень устал. Я хочу побыстрее убрать это место и пойти спать.
Эдвард хлопнул в ладони и, увидев реакцию, удовлетворённо констатировал:
- Всё ещё работает.
Он боялся, что в какой-то момент просто не сможет использовать алхимию, ставшую очень важной частью его жизни, оружием, потребностью.
- Вот это я понимаю, государственный алхимик! Совершенно другой уровень, чем у тех, других алхимиков! – рассмеялся офицер, а другой добавил:
- Утром к нам приходили местные алхимики и пытались помочь, но…
- Но от их не было никакого прока, они даже не могли использовать алхимию! – закончил за него первый.
Утром? - переспросил Эд.
- Они пришли полные уверенности в себе, но, когда дошло до дела, они сразу расстроились, говоря: «наша алхимия не работает!»
Эд нахмурился: как раз тогда они были у того бородача. Чудовище внутри злорадно оскалилось, подтверждая его мысли…

- Я наконец-то закончил!
После пары часов упорного труда, незапланированной тренировки своих физических и алхимических возможностей, Эдвард чувствовал себя лимоном, который долго и упорно выжимал Шрам.
- Я не думала, что вы и вправду вернётесь и всё почините.
Женщина говорила с ноткой благодарности в голосе и удивлением. Дизайн правда, немного необычный, изобилировавший черепами с рожками, но сама веранда была сделана крепко.
- Не хотите чаю? – поинтересовалась она, уже провожая военного.
- Нет, спасибо, - попрощался он, - Я пошел спать.
Попытки завоевать сознание и душу усилились, в надежде, что утомлённый Эд уступит, однако, это пока только подогревало азарт парня, который был намного выносливее, чем надеялся гомункул внутри него. И всё же, это было опасно, пытаясь отвлечься, Эд принялся размышлять вслух:
- Пока у нас есть философский камень, мы можем не волноваться о цене прохода. Если Ал трансмутирует сам себя… Нет, стоп, если мы трансмутируем Ала в его доспехах, значит, эти доспехи тоже… С таким темпом это будет… И как это будет? Я слишком сонный, что бы думать, - констатировал он.
«А ещё надо как-то и себя трансмутировать…»
- Господин алхимик! – окликнула его хозяйка.
Эд недоумённо оглянулся, соображая, что ещё он мог забыть починить.
- Спасибо! – поблагодарила она, взмахнув на прощание рукой и искренне улыбнувшись.
В голове почему-то мелькнула картинка-воспоминание существа, которое когда-то было человеком. Человеком, который жил, смеялся и плакал. На что-то надеялся и во что-то верил.
- Возьми себя в руки! – разозлился Эд, съездив себе по уху авто-протезом.
«Это не было телом или разумом, это было лишь энергией, я это знаю. Но… это ощущение у меня в животе… оно означает, что я не могу до конца поверить, ведь… кто-то скажет, что и я теперь не человек.
Что нам теперь делать? Искать философский камень? Непременно. А ещё надо бы выяснить, что на уме у этого бородача и, как минимум из мести обломать ему все фишки. Вот только, как ему противостоять? Надо найти Шрама и ту бобовую девочку, ведь их алхимия почему-то работала даже тогда».
Знаете, мне лень расписывать то, что я в сюжете менять не буду, будем надеяться, что мангу мы все помним хорошо.
Я вообще не очень довольна этим фиком, слишком уж он «не мой» получается, но если вам нравится я его продолжу и постараюсь со временем хотя бы исправить этот недочёт
Глава 4 Иллюзия откровения

Солги - никто не будет дуться!
Солги - пусть верят дураки!
И все друг другу улыбнутся,
А что неправда - пустяки!

Владимир Шостак

Вспышки багрового перед глазами, сильная боль в висках и чужой смех вперемешку со странными образами на грани сознания. Кажется, он её даже видел мельком в пятой лаборатории, но правда ли это или ещё один образ, странное, нечёткое но припечатывающее ощущения де жа вю во всём, что его окружает, что он слышит и видит. Слишком сложно, внутри слишком много чужих душ и слишком сильное чужое сознание, которое уже даже трудно воспринимать не как своё. Слишком быстро люди ко всему привыкают, и этот шепот уже начинает восприниматься чем-то вроде личной шизофрении, почти не опасной что самое главное. И это настораживает. Конечно. Порой такое незаметной давление со стороны чудовища срывается на сильные и бесконтрольные атаки, которые выматывают и злят обоих.
Когда Эд проснулся, за окном было уже глубокая темно.
Уф! Уже глубокая ночь. Я слишком долго спал.
Эдвард сонно протёр глаза и зевнул, прислушиваясь к себе. Вроде эта зараза успокоилась. А ещё внутри было сильное желание по-прежнему искать философский камень. Вроде уже нашел, - стучит, вместо сердца.
Ал ещё не вернулся… Придётся мне идти к доктору ноку…
Неосознанно разглядывая обстановку, Эдвард наткнулся взглядом на пистолет. Внутри что-то ёкнуло.
А ещё я должен вернуть пистолет лейтенанту Хоукай… Но уже слишком поздно, может, стоит отнести его в штаб завтра? Стоп! Лейтенант теперь в подчинении у фюрера… Значит, она может быть у него…
Эдвард вздрогнул, вот уж кого ему совершенно не хотелось видеть, поэтому он поспешил узнать у Бреды адрес старшего лейтенанта.

Кажется здесь
Эдвард сверил номер на двери с написанным на листочке и постучал:
- Есть кто дома?
До него донёсся приглушённый лай и чей-то голос:
- Хаяте?
Острые коготки пса царапали дверь.
- Гость?
- Старший лейтенант? – Эд постучал ещё раз, - Это я, Эдвард.
- Эдвард? Что случилось и почему так поздно? – удивлённо поинтересовалась она.
- Простите, что так неожиданно. Я пришёл вернуть вам одну вещь, которую вы мне одолжили.
- Но не было нужды так торопится. Подожди, я скоро выйду…
Первым в коридор выскочил Хаяте и радостно виляя хвостом, свалил не ожидавшего такой подлости Элрика на пол.
- Ой, прости Эдвард.
Хаяте гавкнул ещё пару раз, прижимая лапой нос Эдварда. Хоукай нахмурилась и указала псу:
- Плохой.
Эдвард ошеломлённо наблюдал, как пёс покорно принял виноватый вид и начал тихо поскуливать. В прихожей женщины стояло много коробок.
- Вы ведь не собираетесь переезжать? – с долей опаски поинтересовался Эд.
В последнее время, любые перемены настораживали и он автоматически старался подмечать все детали, что бы не пропустить что-то важное в творящемся вокруг бардаке.
- Ах, это, - лейтенант улыбнулась – у меня не было времени разобрать вещи после переезда в столицу и не похоже, что скоро появится.
- Полковник сказал мне, что вас назначили помощником фюрера…
- Да
Лейтенант Хоукай улыбнулась, а затем вновь посерьёзнела:
- Я знаю теперь, что Уинри теперь тоже у них на прицеле.
Эдвард грустно опустил голову, а где-то внутри поселилось чьё-то злорадное торжество. Со стороны лестницы кто-то приближался, шаги неровные, свист и громкое фальшивое пение: «…На поле танки грохотали…»
- Не стоит разговаривать в дверях
Пьяный мужчина невысокого роста, пошатываясь, прошёл мимо, то и дело прикладываясь к бутылке.
- Заходи. Есть у меня нечего, но хоть чаем тебя угощу.

- Он весь в крови, - с любопытством констатировала женщина, разбирая пистолет.
- Э-э… простите, - смущённо выдавил Эдвард, сжимая в руке чашке.
- Я почищу его, пока она совсем не засохла.
Женщина достала раствор и открутила крышку, пока парень оглядывался. В квартире старшего лейтенанта было чисто, но несколько неуютно. Было видно, что лейтенант проводит здесь не слишком много времени.
- Запах,, конечно, неприятный, но придётся потерпеть.
- Я использовал несколько патронов, но так и не выстрелил в человека.
- Ясно. Если тебе не нужно было стрелять в кого-то, и ты смог вернутся живым, то тут не о чём беспокоится.
Эдвард горько улыбнулся краешком губ:
- проблема не в том, что мне «не нужно было стрелять», а в том, что я «не смог выстрелить». Мои друзья были в опасности, а я так и не смог нажать на курок. На государственной службе, я привык видеть оружие и знал, что придёт день, когда я должен буду использовать его. Вот этот день пришел, а я…
Эд глубоко вздохнул, пытаясь успокоится.
- Не нравится мне, когда с моими друзьями происходит такое. Расскажешь что случилось?
Не просьба, не приказ, не уловка, - просто предложение высказаться, что бы стало легче.
- Шрам. Он тот, кто убил родителей Уинри.
Лейтенант склонила голову на бок, впервые за весь вечер в ней появилось чувство, похожее на удивление.
- Но когда направила на него пистолет, в глубине души, я почувствовал, что не хочу этого. Я выпрыгнул перед Уинри и выхватил у неё пистолет… я не мог позволить ей выстрелить… Думаю, она ненавидит его достаточно сильно, что бы хотеть убить.
Раньше я никогда не видел, что бы она ТАК плакала. Она всегда была такой жизнерадостной, поэтому я не замечал, но… всё это время, она тяжело переживала смерть родителей, утрата семья легла на её плечи тяжким бременем. Я поклялся Уинри, что мы выживем любой ценой, но теперь… я боюсь, что ценой нашего возвращения в следующий раз будут её слёзы. Какой из меня друг? Я лишь постоянно заставляю её волноваться. Если бы не Линг… Кто знает, чем бы это всё могло закончится.
- Тебя беспокоит то, как ты смог вернутся живым? – поинтересовалась она.
Сердце Эдварда пропустило удар. Что она имеет в виду? Знает ли он о том, чем он стал или это просто совпадение? Ему почему-то не хотелось, что бы даже она знала всю правду. Его могли бы просто уничтожить как опасное чудовище. Впрочем, о нём и так знает достаточно человек.
- Ты должен делать всё возможное, цепляться за любую соломинку на этом пути и вопреки всему, - выжить. Ради дорогого тебе человека. Что бы защитить её.
- Э-э? – непонимающе округлил глаза Эд.
- Ты ведь любишь Уинри?
Эдвард поперхнулся, на какой-то миг потеряв контроль и его сознание заполнилось торжествующим хохотом, а по нутру, словно битвой, полоснули острые когти, Глаза застила багровая пелена, стирая все краски, заменяя их на какие-то другие, чужие…
Единым усилием Эд вновь заглушил чужую волю.
Лейтенант с непередаваемым выражением смотрела на покрасневшее лицо парня, Чёрный Хаяте недовольно фыркал, стряхивая янтарные капли чая.
- К-к-к-как?! – затараторил Эд – н-ничего п-подобного, она просто друг детства… да мы как семя!! Я хочу сказать, что как бы то ни было, должен защищать её…
Невероятно. Он ещё совсем ребёнок - Риза ошеломлённо смотрела на Элрика, автоматически протирая запчасти.
- Прости, - ровно произнесла она, - я не знала о том, что было между Уинри и Шрамом. Я дала тебе то, что стало слишком тяжелым бременем.
Осмысляя последнюю фразу, Эдвард с удивлением наблюдал за тем, с какой скоростью лейтенант вновь собирает своё оружие. Немного помолчав, он поинтересовался:
- Старший лейтенант… Разве эта работа не бремя для вас?
- Я не тот человек, кто имеет право сказать тебе, что оно тяжелое, или непосильное.
- Но почему?
- Потому, что в прошлом я отняла жизни у многих людей и потому, что я сама выбрала этот путь.
Верно. И я когда-то тоже выбрал свой путь. Поздно сторонится, нужно просто идти.
- Вы говорите об Ишваре?
- Точно
- Ничего, что я спрашиваю об этом? Полковник никогда не рассказывал мне… о родителях Уинри, Шраме, убийстве того ребёнка, после которого вспыхнуло восстание… есть столько вещей, о которых я не знаю, и из-за этого был захвачен в расплох.
Лейтенант понимающе кивает, а внутри звучит ехидный смешок:
«Требуешь откровенности за ложь?»
Эдвард вздрогнул: подобное случилось впервые.
Похоже я схожу с ума.
А в ответ только смех.
«Может, ты просто боишься? Ты, - чудовище, которое в любой момент может перейти на другую сторону в этом противостоянии?»
Заткнись!
Дожил, сам с собой разговариваю…
Лейтенант Хоукай, казалось, ничего не заметила.
- Я могу рассказать тебе то, что видела собственными глазами, - сказала наконец она, со щелчком вставив в пистолет обойму…

многоуважаемая Мей или Mad Selena нарисовала вот эту прелесть и подарила её мне, ещё раз с прошеджим днём рождения!)

@темы: =Гет=, =Romance/Fluff=, =PG=, =Action=, =Другие персонажи=, =Яой=

Комментарии
2009-06-26 в 18:18 

gun moll
фик хоть бы вычитали, а то количество очепяток убило еще в первом куске первой главы... на большее меня не хватило, так что от дальнейших комментариев воздержусь.

2009-06-26 в 18:29 

Грабь, насилуй, тащи добычу, а перед уходом подожги все к чертовой матери. ©
varui neko Да? *в капле* а я ведь вычитывала, но с моей внимательностью и зрением эт проблематично.

2009-06-26 в 18:35 

gun moll
varui neko понимаю, я сама очень не внимательна... без беты как без рук)) но у вас там даже имена с маленькой буквы есть.

2009-06-26 в 18:40 

Грабь, насилуй, тащи добычу, а перед уходом подожги все к чертовой матери. ©
Эх, как моя в сети явится, сдам ей и этот фик на проверку. varui neko поним...:gigi: удобно и собеседник не нужен, одиночество не гложет))

2009-06-26 в 19:36 

gun moll
Гордыня бва-ха-ха))) а че? приятно пообщаться с умным человеком Х))

2009-06-26 в 19:49 

Грабь, насилуй, тащи добычу, а перед уходом подожги все к чертовой матери. ©
Да, я сама с ним нередко общаюсьХД))

2010-06-19 в 03:32 

И жили они долго и счастливо…и драли друг друга каждый день.
хм... а у этого фика есть продолжение?
интересно очень...

2010-06-19 в 08:45 

Грабь, насилуй, тащи добычу, а перед уходом подожги все к чертовой матери. ©
Lunar bird увы, но нет, ибо почти всё, что писалось - перемывание косточек манги, совсем не нужное на мой взгляд тт

2010-06-19 в 08:54 

И жили они долго и счастливо…и драли друг друга каждый день.
Гордыня очень жаль Т_Т... я бы почитала)))

2010-06-19 в 09:18 

Грабь, насилуй, тащи добычу, а перед уходом подожги все к чертовой матери. ©
прошу прощения, но оригинальность вылазить в текст не хотела никаким боком, что очень расстраивало

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

**FMA- FanFiction**

главная